Живучее наследие апартеида в Южной Африке


Живучее наследие апартеида в Южной Африке читать онлайн бесплатно


Живучее наследие апартеида в Южной Африке

© AP Photo, Denis Farrell-fileЖивучее наследие апартеида в Южной Африке

06.01.2018121223TweetКристине Престтун (Christine Præsttun)

«Ты видишь эти большие красивые дома вон там через улицу?»

24-летняя Пелиза Бангени (Pelisa Bangeni) указывает на роскошные особняки с большими ярко-зелеными садами. Она сидит на кровати у своего дома. Ее немногочисленные пожитки сложены на тонком матрасе. Вокруг маленьких жестяных развалюх стоят местные жители и ждут.

Бангени только-только исполнился год, когда в Южной Африке был отменен апартеид, но она на собственном опыте испытывает наследие жестокого расистского режима. Молодая девушка с острым взглядом возмущена положением в своей стране.

«В Южной Африке по-прежнему силен расизм между белыми и черными. Это не жизнь», — говорит девушка.

Предыдущее жилище Пелизы Бангени исчезло в марте в большом пожаре. Погибло много народу, сгорело три тысячи хибар, 15 тысяч человек стали бездомными в результате этого пожара. С тех пор она живет здесь, прямо у футбольного стадиона Хаут-Бэй в Кейптауне. Фотографии этого района, снятые с высоты птичьего полета, показывают, как бедные и богатые живут бок о бок в совершенно разных условиях.

Мимо хибар верхом на лошади проезжает женщина. Ее сапожки тщательно почищены, она одета в бежевые бриджи для верховой езды, обшитые сзади коричневой замшей. Жители трущоб называют своих белых соседей «the pretty horse people», «красивые люди на лошадях».

После пожара Бангени делит хибару в девять квадратных метров со своим старшим братом. Но теперь уборщики местной коммуны сносят хибару за хибарой.

«Я знаю, что новое место, куда мы должны переехать, абсолютно такое же. Это маленькие тесные жестяные коробки, которые по ночам заливает дождь. Я только надеюсь, что там я смогу спать и чувствовать себя спокойно», — говорит она.

Она смотрит на миллионные виллы на другой стороне улицы, на гигантское богатство, окружающее ее, и знает, что оно недостижимо для нее.

«У нас, живущих здесь, тоже есть свои мечты и планы, но мы ничего не можем добиться», — говорит она, прикрываясь от безжалостного солнца листком бумаги. Бангени говорит, что должна угождать белому господствующему классу, если хочет чего-то добиться в жизни.


Шампанское и тяжелые воспоминания

Южная Африка является одним из мировых лидеров, что касается неравенства. Индекс Всемирного банка показывает, что в стране разница в доходах самая большая в мире. В течение 23 лет после отмены апартеида пропасть между бедными и богатыми растет постоянно. Картина перестала быть только черно-белой. В стране появился новый черный средний класс, но белое меньшинство по-прежнему зарабатывает в среднем в пять раз больше черного населения. В порту Кейптауна стоят ряды роскошных яхт. Люди, сидя на солнце, пьют шампанское. Из бирюзовых вод Атлантического океана выныривает тюлень.

81-летний Лайонел Дейвис (Lionel Davis) показывает нам порт. Его волосы заплетены в многочисленные косички, которые болтаются на спине, в глазах притаилась усмешка и тяжелая история. Мы останавливаемся у паромной переправы.

Читайте также  Здесь каждую неделю собираются исламофобы

«Отсюда судно шло на остров Роббен. Меня везли туда вместе с семью другими арестантами. На ногах у нас были кандалы. Это была самая трудная поездка в моей жизни», — рассказывает он.

Мандела был бы разочарован

Судно шло к печально известному тюремному острову Роббен. Там во время апартеида отбывали наказание борцы с расистским режимом. Мало кто убегал оттуда. Вода была ледяная, до материка далеко, а в местных водах было много акул. Однажды в том же году, когда Дейвис начал отбывать свой срок, на этот остров был доставлен заключенный в кандалах: в 1964 году на остров Роббен был доставлен Мандела. Это стало частью всемирной истории. В течение семи лет Лайонела Дейвиса выводили на прогулку вместе с Манделой.

«Мы были одна группа, которую держали отдельно от остальных, потому что нас считали скандалистами», — рассказывает Дейвис. Каждый день он приветствовал заключенного, который позднее получил премию мира и стал президентом «народа радуги» Южной Африки.

КонтекстСмерть Манделы спровоцировала расистские фобииPolosa17.12.2013Нельсон Мандела: человек, победивший апартеидРусская служба BBC06.12.2013Суд ЮАР запретил песню борцов с апартеидом… за расизмРусская служба BBC27.03.2010«Нельсон Мандела (Nelson Mandela) был добрым и смелым человеком. Он никогда не делал разницы между бедным и богатым. Он одинаково относился к нищим и королям», — говорит Дейвис. Этот пожилой человек считает, что ценности, за которые боролся Мандела, исчезли у нынешнего руководства АНК. Он качает головой, вспоминая все обвинения в коррупции, адресованные нынешнему президенту Джейкобу Зуме (Jacob Zuma).

«Нельсон Мандела был бы разочарован, если бы был жив сейчас. Он мечтал о Южной Африке как об обществе без дискриминации. Он мечтал о том, чтобы все дети имели равные возможности для получения образования, равные возможности для осуществления своей мечты. Но сегодня этого нет», — говорит Дейвис.

В Южной Африке высокая безработица. Более половины молодежи в стране не имеют работы.

Победила жадность

У паромной переправы, откуда арестантов отправляли на остров Роббен, расположен небольшой музей. Лайонел Дейвис ведет нас в пустую комнату, где бетонный пол покрыт тонкими соломенными матрасами. «В тюрьме мы работали, обливаясь потом. Бетонный пол в камере был мокрый и холодный. У нас были только такие подстилки для сна, и мы должны были спать без одежды», — рассказывает Дейвис. Он показывает, как он делал некое подобие подушки, свертывая один конец матраса. Потом этот пожилой человек ложится и показывает, как он спал каждую ночь в течение семи лет в камере, где находилось 80 человек.

Читайте также  Андерс Аслунд: Путин и его люди крадут по 15-20 миллиардов долларов в год (Апостроф, Украина)

Лежа на матрасе с «соломенной подушкой», бывший борец за свободу резко критикует нынешних руководителей АНК, которые по колено погрязли в коррупционных скандалах.

«Жадность ослепила нынешних руководителей. Они знают, что такое плохо. Они знают, за что раньше умирали люди. Многие из них сами провели по нескольку лет на острове Роббен. Тем не менее, сегодня они не видят страданий народа. Единственное, о чем они думают — это как бы набить свои карманы», — говорит Дейвис.

Нынешний президент Джейкоб Зума истратил 130 миллионов крон налогоплательщиков, чтобы обновить свой дом с плавательным бассейном, амфитеатром и курятником. По-прежнему над ним висят 783 обвинения в коррупции.

«Я не для того сидел в тюрьме, чтобы все осталось по-старому. У нас так много проблем. Преступность, наркомания, проституция, безработица; люди, живущие в лачугах; люди, живущие на улицах. Я не за это боролся», — говорит Лайонел Дейвис.

Кейптаун, в котором он живет — это город, где совершается больше всего убийств, грабежей и воровства в Южной Африке.

Кризис в АНК

«Безобразия в АНК начались еще при Нельсоне Манделе», — говорит Дэниел Сильке (Daniel Silke).

Корреспондент NRK встречается с политическим аналитиком в Кейптауне. Он говорит, что АНК уже давно раздал руководящие посты государственных кампаний «своим людям» вместо того, чтобы отдать их тем, кто больше всего подходит для этого.

Это безобразие, по словам Сильке, заложило основы коррупции, распространенной в старой освободительной партии.

«Говорят, что рыба гниет с головы. Когда высшие руководители страны коррумпированы, то следует ожидать, что те, кто занимают более низкие посты, тоже будут обогащаться«,- говорит Сильке.

Его поддерживает руководитель Антикоррупционного надзора Южной Африки Мавузо Мзиманг (Mavuso Msimang). По словам Мзиманга, государственный сектор набит некомпетентными коррумпированными руководителями. Это тоже сказывается на бедных жителях страны.

«Деньги, которые должны были идти на школы и больницы, оседают совсем в других местах. Люди страдают из-за дурного поведения руководителей», — говорит он.

В ожидании жизни

«Мне 24 года, но я не голосую, когда проходят выборы. За что мне голосовать, если нет никакого улучшения?» Пелиза Бангени по-прежнему сидит на кровати. Солнце уже низко спустилось. Она боится, что станет темно, прежде чем она перевезет свои пожитки. «Когда я смотрю на эти красивые дома на другой стороне улицы, я начинаю мечтать. Я вижу себя с большой семьей в большом доме. Но я здесь, и у меня нет никаких возможностей», — говорит она.

Она ждет не только машину для перевозки. Она ждет и Южную Африку, где у всех равные возможности независимо от рождения. Но время ожидания может длиться долго.

Подробности на: inosmi.ru
Живучее наследие апартеида в Южной Африке
Поставь класс)



Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*