Как один из лучших гитлеровских генералов со своими танкистами завоевал Украину


Как один из лучших гитлеровских генералов со своими танкистами завоевал Украину

© flickr.com, ww2galleryКак один из лучших гитлеровских генералов со своими танкистами завоевал УкраинуОстрые углы истории

17.01.20182815345TweetДжефф Крисман (Jeff Chrisman)

Впервые Адольф Гитлер решил поехать на захваченную территорию Советского Союза на шестой неделе войны, 4 августа 1941 года. Он прибыл в Борисов в штаб группы армий «Центр» к командующему фельдмаршалу Федору фон Боку. В штаб для доклада вызвали генерал-полковника Гейнца Гудериана, который командовал 2-й танковой группой в составе группы армий «Центр» и последние семь недель вел напряженные бои на западе Советского Союза.

Во время совещания Гитлер сказал, что пока сомневается в том, как дальше проводить кампанию. Он отметил, что на данный момент главной целью наступления является Ленинград из-за его промышленного потенциала. Но он не знал, куда идти дальше — на Москву или на Украину. Позднее Гудериан писал: «Казалось, он склоняется ко второму варианту по целому ряду причин. Во-первых, группа армий „Юг» уже закладывала основы для победы на том направлении. Во-вторых, он считал, что для дальнейшего ведения войны Германии нужно украинское сырье и сельскохозяйственная продукция. И наконец, ему было важно нейтрализовать Крым, „этот советский авианосец, который действовал против румынских нефтяных месторождений»».

Возвращаясь в штаб своей танковой группы, Гудериан решил начать приготовления, исходя из того, что Гитлер поведет наступление на Москву. Он считал это оптимальным решением и знал, что Москва является приоритетом для главнокомандующего сухопутными войсками фельдмаршала Вальтера фон Браухича, для начальника штаба сухопутных войск генерал-полковника Франца Гальдера и для фельдмаршала фон Бока. В тот момент войска танковой группы на северном фланге вели тяжелые бои на ельнинском выступе восточнее Смоленска, а на южном фланге они только что окружили несколько советских дивизий в районе Рославля. Таким образом, с 22 июня они продвинулись почти на 700 километров на восток и находились в 360 километрах от Москвы.

19 июля Гитлер издал директиву № 33, в которой приказал группе армий «Центр» продолжать наступление на Москву силами одних только пехотных частей и соединений, а танковые войска повернуть на север в направлении Ленинграда и на юг в направлении Украины. Это вызвало большой скандал и бурю возражений. То, что ранее было небольшим камнем преткновения, вылилось в открытое противостояние. Гальдер умолял фюрера продолжить наступление на Москву, считая, что танки, повернув на север и на юг, завязнут в позиционной войне. Бок также был за наступление на московском направлении, и его поддерживали Гудериан с генерал-полковником Германом Готом, который командовал 3-й танковой группой из состава группы армий «Центр», шедшей в авангарде на другом направлении. Все они были твердо уверены в том, что разгромить Советский Союз можно, лишь захватив его столицу до конца года, поскольку Москва является центром и основой всей страны.

12 августа начальник Верховного командования вермахта фельдмаршал Вильгельм Кейтель отдал приказ, в котором подтвердил намерение убрать танковые силы из группы армий «Центр» для проведения наступления в северном и южном направлении. 18 августа Гальдер и фон Браухич направили Гитлеру длинную служебную записку, в которой подробно объяснили свои возражения. Но Гитлер стоял на своем. Гальдер предложил Браухичу подать в знак протеста в отставку, однако Браухич засомневался. В итоге они не стали подавать рапорта об отставке. По иронии судьбы, по ту сторону линии фронта советский маршал Иосиф Сталин вел похожую борьбу.

К концу июля генерал Георгий Жуков, командовавший Генеральным штабом Красной Армии, доложил Сталину, что продолжение немецкого наступления от Смоленска на Москву маловероятно. По его словам, немцы понесли под Смоленском большие потери, и у них отсутствуют резервы. По этой причине он предложил перебросить некоторые находившиеся перед Москвой части на другие, более опасные участки. Сталин наотрез отказался. Он был уверен, что главной целью для Гитлера является Москва, и даже не думал о том, чтобы ослабить ее оборону.

К концу доклада Жуков надавил на другое больное место Сталина, заявив, что Киев придется сдать. Сталин даже не думал о том, чтобы отдать Киев противнику, поскольку это был третий по величине город в Советском Союзе. В словах Жукова он усмотрел малодушие и снял его с должности начальника Генштаба. К счастью для Советов, Сталин назначил Жукова командовать Резервным фронтом, и не стал его расстреливать, что прежде делал довольно часто.

12 августа Сталин назначил генерал-лейтенанта Андрея Еременко командовать новым Брянским фронтом, состоявшим из 15-й и 13-й армий, и отдал ему конкретный приказ подготовиться к срыву немецкого наступления на Москву, возобновление которого ожидалось в ближайшее время. Жуков, который уже не командовал Генштабом, по-прежнему был в полной мере информирован об обстановке. Узнав из допросов пленных, что группа армий «Центр» действительно перешла к обороне на подступах к Москве, он сильно встревожился.

19 августа Жуков позвонил Сталину и изложил свои опасения в свете последних событий. Сталин согласился с Жуковым в том, что действия противника могут представлять угрозу Юго-Западному фронту на Украине, однако заявил, что для предотвращения такой ситуации в настоящее время принимаются решительные меры. Сталин вновь подтвердил свою решимость удержать Киев. С ним согласился генерал-полковник Михаил Кирпонос, командовавший Юго-Западным фронтом. Он заявил, что сможет защитить Украину и сделает это вполне успешно.

Вторая армия из состава группы армий «Центр», наступавшая в восточном направлении справа от 2-й танковой группы, отставала от ее моторизованных частей. В течение первой недели августа передовые части 2-й армии на востоке атаковали советские войска на реке Сож вблизи Черикова, действуя в 150 километрах к юго-западу от войск Гудериана, которые вели бои на реке Десне восточнее Рославля. По этой причине 24-й моторизованный корпус его танковой группы следующие три недели зачищал очаги сопротивления советских войск на южном и юго-западном флангах, ликвидировав в итоге эту угрозу и дав возможность 2-й армии нагнать танковую группу. Таким образом, части 2-й танковой группы продвинулись еще дальше на юг. Но было неясно, продолжат они наступать в этом направлении или повернут на северо-восток и пойдут на Москву.

23 августа Гудериан, а также все командующие армиями, подчиненными группе армий «Центр», были вызваны в штаб на совещание, в котором участвовали фон Бок и Гальдер. В зале для совещаний собрались командующий 4-й армией фельдмаршал Ганс фон Клюге, командующий 2-й армией генерал-полковник Максимилиан фон Вейхс, командующий 9-й армией генерал-полковник Адольф Штраус, а также командующие танковыми группами Гудериан и Хот. Туда вошли фон Бок и недовольный Гальдер.

Контекст

Как один из лучших гитлеровских генералов со своими танкистами завоевал Украину

Маршал Конев наносит ударWarfare History Network09.01.2018Новая история Второй мировой войныThe New Yorker26.12.2017Шанс вырваться из Сталинграда был упущенDie Welt26.11.2017
«Фюрер решил не проводить операцию против Ленинграда, которую предусматривал ранее, и не проводить наступление на Москву, как ему предлагал генеральный штаб сухопутных войск, но сначала захватить Украину и Крым», — объявил Гальдер.

Генералы пришли в изумление.

«Что мы можем сделать вопреки этому решению?» — спросил фон Бок. «Ничего. Оно бесповоротно», — ответил Гальдер. Вот так. Решение, которого они все боялись и которому противились, было принято.

Но может, что-то они все-таки могли сделать? Бок предложил Гудериану сопровождать Гальдера обратно в ставку фюрера в Восточную Пруссию и попытаться убедить Гитлера изменить свое решение. Надо было что-то предпринять.

Гудериан и Гальдер прибыли в ставку около восьми часов вечера в субботу. Гальдер отправился договариваться о встрече с Гитлером, а Гудериан пошел докладывать Браухичу. Он был поставлен в тупик, когда Браухич приветствовал его словами: «Я запрещаю вам поднимать вопрос о Москве перед Гитлером. Приказ о проведении операции на юге отдан. Проблема просто в том, как ее провести. Дискуссия бессмысленна!»

Гудериан подумал, что и в совещании нет никакого смысла, однако главнокомандующий сухопутными войсками настаивал: доложите, но без упоминания Москвы.

В комнате с картами присутствовали некоторые члены штаба фюрера, в том числе Кейтель, начальник штаба оперативного руководства верховного командования генерал Альфред Йодль, главный адъютант Гитлера полковник Рудольф Шмундт и многие другие. Но ни Гальдера, ни фон Браухича там не было. Гудериан был предоставлен сам себе.

Гитлер тепло поздоровался с танкистом и предложил ему докладывать. Гудериан рассказал об оперативной обстановке, о состоянии своих войск и техники, о ситуации со снабжением и о сопротивлении русских.

«Считаете ли вы, что наши войска по-прежнему способны на серьезные усилия?» — спросил фюрер.

Гудериан увидел в этом удобную возможность. «Если перед войсками поставить великую цель, такую, которая воодушевит всех до единого, то да».

«Вы, конечно, думаете о Москве», — ответил Гитлер.

«Да, мой фюрер, разрешите мне привести свои доводы?»

«Безусловно, Гудериан. Говорите все, что у вас на уме».

Генерал Гудериан начал медленно, излагая те детали, которые он продумал, летя в самолете:

Москва — это голова и сердце Советского Союза…

Это политический мозг…

Это важнейший промышленный район…

Это транспортный узел империи…

Это единственное место, которое ни за что не оставит Сталин…

Именно там Красная Армия будет стоять и сражаться… и будет разгромлена.

Летний сезон заканчивается, а вместе с ним и хорошая погода…

Моральное состояние войск…

Приказы и планы готовы…

Гитлер спокойно слушал, а когда Гудериан закончил, он подошел к карте, положил ладонь на Украину и начал лекцию в обоснование своего намерения провести наступление прежде всего там.

Мультимедиа

Как один из лучших гитлеровских генералов со своими танкистами завоевал Украину

Танковые сражения и селфи со СталинымReuters16.11.2016Танки союзниковИноСМИ08.05.2015Танки ВМВ уйдут с молоткаРусская служба BBC20.09.2016
Совещание закончилось около полуночи. Гудериан вышел из «Волчьего логова» навстречу последней победе в своей долгой карьере. Гудериан был тем человеком, которого называли создателем немецких танковых войск, возникших в 1930-е годы. Западные журналисты придумали слово «блицкриг» для обозначения прорывов Гудериана в Польше в 1939 году и во Франции в 1940-м. Теперь был 1941 год, и его войска только что аналогичным образом прорвались через западные районы Советского Союза и были готовы окружить вражескую столицу. Но сначала предстояло отклониться на юг и пройти через Украину.

Перед отъездом из Восточной Пруссии Гудериан быстро позвонил начальнику оперативного отдела своего штаба подполковнику Фрицу Байерляйну и сообщил новость. Когда генерал вернулся к себе в штаб, его там ждали мрачные офицеры. «Господа, я не мог ничего сделать, мне пришлось уступить», — сказал Гудериан собравшимся. Гальдер и фон Браухич бросили его на произвол судьбы, оставили один на один с Гитлером и его окружением. Что интересно, когда Гудериан ближе к утру вернулся в свой штаб, там его уже ждал приказ Гальдера на наступление, полученный еще до совещания у Гитлера.

Немецкие генералы быстро разработали план, который был предельно прост. 2-я танковая группа должна была продолжить продвижение на юг через восточную Украину и соединиться с войсками группы армий «Юг» примерно в 200 километрах восточнее Киева. 2-я армия должна была наступать в южном направлении на правом фланге танковой группы, прочно заперев северную сторону образовавшегося котла. 17-й армии из состава группы армий «Юг», которая в тот момент приближалась к реке Днепр юго-восточнее Киева, предстояло захватить плацдарм на противоположном берегу Днепра возле Кременчуга, находящегося в 240 километрах к юго-востоку от Киева. 1-я танковая группа, ставшая броневым ударным кулаком группы армий «Юг», должна была с этого плацдарма начать наступление в северо-восточном направлении и встретиться с наступающей 2-й танковой группой, замкнув и наглухо заперев восточную сторону котла. Затем 6-й армии, удерживавшей западный берег Днепра к северу и югу от Киева, предстояло взять украинскую столицу и ликвидировать котел.

В последний момент Гудериану пришлось расстаться с одним из своих сильнейших соединений — 46-м моторизованным корпусом. Накануне наступления Гальдер перевел его в резерв группы армий «Центр» в попытке оставить силы для наступления на Москву, которому он отдавал предпочтение. Таким образом, в составе танковой группы остался только 24-й и 47-й моторизованный корпус.

Все части и подразделения танковой группы остро нуждались в отдыхе и ремонте. С начала кампании они непрерывно вели боевые действия. Погода была жаркая, часто шли грозовые дожди, из-за чего воздух был удушливо-влажный. Раскисли даже самые лучшие дороги, которые во время дождя превращались в глубокие грязные болота. А когда дождя не было, появлялась пыль, да какая! Вдоль маршрутов движения висели облака пыли, которую поднимало вверх все, что двигалось. Пыль была настолько мелкой, что проникала сквозь ткань одежды, покрывая потные тела солдат. Часто ломались двигатели, потому что их воздушные фильтры не справлялись с пылью. Но наступление на Украину не могло ждать.

Задачи на наступление в значительной степени зависели от текущего местоположения части или соединения. 24-й моторизованный корпус в составе 3-й танковой дивизии, 4-й танковой дивизии и 10-й моторизованной дивизии последние несколько недель занимался ликвидацией очагов сопротивления противника на юго-западном фланге армии, и поэтому он должен был возглавить наступление на юг на правом фланге. А 47-му моторизованному корпусу в составе 17-й танковой дивизии, 18-й танковой дивизии и 29-й моторизованной дивизии предстояло прикрывать восток. Наступление должно было начаться 25 августа, и в качестве первой задачи было поставлено взятие города Конотоп. После этого командование должно было уточнить дальнейшие задачи в зависимости от достигнутых результатов.

24 августа новый начальник сталинского Генштаба Борис Шапошников проинформировал Еременко, что Гудериан может нанести главный удар по северному флангу его Брянского фронта, двинуться в направлении Брянска, а уже на следующий день к Москве. Но Гудериан пошел не на Москву, а на Украину.

На рассвете 25 августа Гудериан отправился в штаб 17-й танковой дивизии, расположенный недалеко от Почепа на левом, или восточном фланге танковой группы. Этот фланг оборонялся слабо, и Гудериан хотел убедиться, что дивизия хорошо представляет себе, какую важную роль ей предстоит сыграть. К несчастью, на плохих дорогах его командная машина и несколько автомашин из состава сопровождающей колонны сломались, и он не смог вовремя попасть в 17-ю дивизию.

Генерал Вальтер Модель, командовавший 3-й танковой дивизией, которая шла в авангарде наступления 24-го моторизованного корпуса, после захвата Новозыбкова перестроил боевые порядки своей дивизии, создав три пропорционально укомплектованные боевые группы, и во второй половине дня 25 августа продвигался в юго-восточном направлении к Новгород-Северскому. Воздушная разведка установила, что мосты через реку Десна еще не взорваны. Ему было крайне важно захватить хотя бы один из этих мостов. Фактор времени играл решающую роль. Около пяти часов вечера головная боевая группа фон Левински, не дойдя трех километров до Десны, наткнулась на первые оборонительные позиции советских войск.

Подполковник Вернер фон Левински, командовавший 6-м танковым полком дивизии, остановил свои войска, чтобы посовещаться с подчиненными в ближайшей лощине. Над ними кружил вражеский самолет-корректировщик. Прибыл генерал Модель и присоединился к совещавшимся офицерам. В этот момент открыла мощный огонь советская артиллерия. Модель получил ранение в руку. Командир артиллерийского полка дивизии полковник Готфрид Риз и несколько штабных офицеров были убиты. У Моделя не было выхода, и ему пришлось отойти назад, чтобы дождаться остальных частей дивизии и подготовиться к утреннему наступлению.

25 августа 10-я моторизованная дивизия продвигалась в южном направлении на правом фланге 24-го моторизованного корпуса. Она встречала небольшие очаги упорного сопротивления и блуждающие группы военнослужащих противника, отрезанные от своих основных сил. 24-го числа дивизия захватила Клинцы, встретив лишь легкое сопротивление, и теперь продвигалась в направлении Семеновки и Холмов. 4-я танковая дивизия, ликвидировавшая вражеские очаги сопротивления вокруг Унечи, теперь шла на юг, совершая маневр. Подойдя к Стародубу, что в 70 километрах севернее Новгород-Северского, она встретила упорное сопротивление противника.

Гудериан попал в штаб 17-й дивизии возле Почепа только в полдень, чуть-чуть опередив командующего 47-м моторизованным корпусом генерала Йоахима Лемельзена. Гудериана беспокоило то, что приданных ему для прикрытия фланга сил (27- моторизованный корпус) будет недостаточно для выполнения задачи и поддержания темпов наступления 24-го моторизованного корпуса, продвигавшегося по Украине в южном направлении. Гудериан попросил вернуть ему 46-й моторизованный корпус, но получил отказ. Он объяснил причины своей обеспокоенности генералу Вильгельму Риттеру фон Тома, который командовал 17-й танковой дивизией, и Лемельзену. Оба генерала поняли эти причины и уверенно заявили, что смогут сохранить темпы наступления, не отставая от 24-го моторизованного корпуса. Гудериан решил переночевать в Почепе, чтобы наблюдать за утренним наступлением дивизии.

Лемельзен также доложил Гудериану об изменении позиций остальных частей и соединений корпуса. 29-я моторизованная дивизия занимала западный берег реки Судость к северу от Почепа и ждала, когда ее сменят соединения из состава 4-й армии. 18-я танковая дивизия проводила перегруппировку, поскольку во время битвы за Рославль рассредоточила свои боевые порядки.

В пять часов утра 26 августа 3-я танковая дивизия возобновила наступление на Новгород-Северский, которое начали три общевойсковые боевые группы, атаковавшие противника с трех разных направлений. Когда передовые подразделения приблизились к первой полосе оборонительных позиций, противник обрушил на них огонь артиллерии. Но теперь и немецкая артиллерия могла вести ответный огонь. Первое препятствие удалось преодолеть. Карты указывали на то, что мост через Десну находится на северном въезде в город. Вскоре там появился авангард, однако моста не было.

Примерно в это же время командир 1-го батальона 6-го танкового полка подполковник Густав-Альбрехт Шмидт-Отт со своими войсками вышел на высоту к северо-востоку от города. Перед ним расстилалась широкая долина с руслом Десны. Справа был город, а за ним — высокий деревянный мост, по которому нескончаемым потоком уходили на восток машины. Шмидт-Отт приказал немедленно атаковать.

К десяти утра головные танки достигли въезда на этот мост, длина которого составляла 800 метров. Внезапно противник открыл огонь из пулемета и винтовок из двух караульных будок на ближнем берегу. Начали падать артиллерийские снаряды и мины, летевшие с противоположного берега реки. Танки из состава авангарда открыли огонь и быстро уничтожили караульные помещения. Подъехали немецкие саперы, которые забрались под мост, чтобы снять установленную там взрывчатку.

Танкисты знали, что мост может взлететь на воздух в любое мгновение. Танки, ведя огонь по всему, что двигалось, достигли противоположного конца моста, и потрясенные советские стрелки бежали со своих позиций. По мосту двинулись танки и полугусеничные машины. Саперы быстро перерезали провода. Успех! Танковая группа переправилась через Десну. Генерал Модель немедленно приказал всей дивизии пересечь реку по мосту, а 10-я моторизованная дивизия в это время прикрывала ее с тыла.

Гудериан услышал эти новости вскоре после отъезда из 17-й танковой дивизии, которая действовала на восточном берегу Судости южнее Почепа. Ранее он направил 4-ю танковую дивизию на левый фланг, чтобы та разгромила советские войска, сконцентрировавшиеся в месте слияния Судости и Десны юго-восточнее Погара. Они временно заполнили брешь между плацдармом 17-й танковой дивизии у Почепа и плацдармом 3-й танковой дивизии в Новгород-Северском. Гудериан больше не мог ничего сделать, и он начал ждать прибытия частей 2-й армии с запада или частей 4-й армии с севера, чтобы те сменили его войска.

В конце дня 4-я танковая дивизия вошла в село Кистер, находящееся в месте слияния двух рек, и наткнулась там на значительные силы противника. Войска генерала фон Лангерманна весь остаток дня и почти весь следующий день вели напряженные бои в селе, продвигаясь от дома к дому и ликвидируя угрозу флангу танковой группы.

Днем штаб Гудериана перебрался в Унечу, а сам он прибыл туда незадолго до полуночи.

27 августа большая часть войск оставалась в соприкосновении с противником. 17-я танковая дивизия вела боевые действия возле села Семцы в 12 километрах южнее Почепа; 3-я танковая дивизия обороняла и расширяла плацдарм, захваченный южнее Новгород-Северского; 4-я танковая дивизия вела тяжелые бои возле Кистера, а 29-я моторизованная дивизия прикрывала восточный фланг танковой группы между Жуковкой и Почепом. 10-я моторизованная дивизия теперь прикрывала западный фланг возле населенного пункта Холмы. 18-я танковая дивизия, наконец, взяла Рославль и пошла дальше, однако ее походные порядки растянулись по дороге из Рославля в Мглин.

На следующие день боевые действия в основном прекратились из-за сильных ночных дождей, превративших дороги в море грязи. К этому времени 2-я армия подходила к реке Десне восточнее Чернигова. Линию разграничения между 2-й армией и 2-й танковой группой установили в направлении Сураж-Клинцы-Климово-Холмы-Сосница.

На рассвете 29 августа буквально все части и соединения подверглись нападению советской авиации. В течение следующей недели Советы совершили более четырех тысяч самолетовылетов штурмовой и бомбардировочной авиации, которая наносила удары по танковой группе. Советские войска, отчаянно пытавшиеся отойти на восток, предприняли несколько активных и хорошо согласованных атак против головных колонн танковой группы.

10-я моторизованная дивизия, перейдя через Десну ниже по течению, вела наступление на западном фланге танковой группы, приближаясь к железной дороге Киев-Москва западнее Конотопа. В этот момент противник нанес мощный фронтальный удар и начал наступление на правом фланге. Обстановка в какой-то момент стала настолько серьезной, что дивизионной роте хлебопеков пришлось снять фартуки и взяться за оружие. Однако дивизии все равно пришлось временно отвести свои передовые силы назад к Десне, чтобы стабилизировать ситуацию. Головные подразделения 3-й танковой дивизии также подвергались мощному давлению в районе Шостки и Воронежа к востоку от Десны. Воронеж пришлось оставить, но Шостку удалось удержать.

Статьи по теме

Как один из лучших гитлеровских генералов со своими танкистами завоевал Украину

Как авиация союзников уничтожала ДрезденABC.es26.08.2017Нацистская Германия сделала Россию сверхдержавойThe National Interest19.12.2017Зимняя война многому его научилаYle08.01.2018
17-я танковая дивизия пыталась перебраться на восточный берег Судости южнее Почепа. Когда части 4-й армии сменили 29-ю моторизованную дивизию на восточном фланге южнее Жуковки, ее перебросили через плацдарм в Новгород-Северском восточнее Десны, после чего дивизия повернула на север, чтобы ослабить натиск противника на 17-ю танковую дивизию. Наконец стали подходить танки 18-й танковой дивизии, которая сменила 4-ю танковую дивизию и приступила к очистке от противника местности западнее Судости возле Кистера. После смены 4-я дивизия пошла в сторону Новгород-Северского, однако ее маневр был органичен из-за нехватки топлива.

Гудериан снова начал волноваться за свой фланг. Но на сей раз это был западный фланг. Он полетел в штаб 24-го моторизованного корпуса и приказал генералу фон Гейру в течение 30 августа устранить угрозу своему западному флангу. После этого 31 августа Гудериан смог возобновить наступление на юг.

Гудериан снова попросил направить ему подкрепления для выполнения поставленной задачи, умоляя вернуть под его начало 46-й моторизованный корпус. На сей раз его мольбы были услышаны, пусть и с большой неохотой. Вначале 30 августа ему передали только пехотный полк «Великая Германия». Гудериану был нужен весь корпус, но он не мог его получить. 1 сентября группа армий «Центр» дополнительно передала ему 1-ю кавалерийскую дивизию, а 2 сентября Гудериан получил 2-ю дивизию СС «Дас Рейх». Наконец, к нему прибыл штаб 46-го моторизованного корпуса.

На линии фронта группы армий «Юг» части 17-й армии утром 29 августа в нескольких местах форсировали Днепр возле Кременчуга, находящегося в 240 километрах к юго-востоку от Киева. Они быстро закрепились на плацдарме и расширили его, несмотря на натиск советских войск из состава 38-й армии.

30 августа Сталин отдал приказ войскам нового Брянского фронта перейти в наступление из района Севска в направлении Стародуба и передовых частей Гудериана. Но поскольку одновременно этот фронт должен был удерживать противника от наступления на Москву, его основные усилия были направлены на то, чтобы не дать Гудериану повернуть на восток. Его продвижению на юг они препятствовали в гораздо меньшей степени. Это было мощное наступление, однако части 3-й танковой дивизии сумели в какой-то мере их отразить и продолжили продвижение в южном направлении. Однако немцы понимали, что их левое крыло находится в опасности, и оставили часть сил и средств для его прикрытия.

30 августа 3-ю танковую дивизию в большей степени беспокоили советские войска, атаковавшие ее западный фланг. Утром из густого лесного массива с запада был нанесен удар по населенному пункту Локотки и Шостке. Несколько 52-тонных танков КВ-1, против которых немецкие противотанковые орудия были бессильны, двинулись на позиции противника, где артиллерийские орудия были выдвинуты на открытое место для ведения стрельбы прямой наводкой по советским гигантам.

На следующий день танки 4-й танковой дивизии двинулись в южном и юго-западном направлении со стороны новгород-северского плацдарма, и нанесли удар по северному флангу противника, где в лесу сосредоточились его войска. Угроза была ликвидирована. К вечеру 2 сентября разведывательные подразделения 3-й танковой дивизии продвинулись на юг, не дойдя всего восемь километров до Кролевца. Наступление на юг продолжалось.

Полк «Великая Германия» начал прибывать 2 сентября, и его направили в Новгород-Северский удерживать плацдарм. Благодаря этому высвободились части и подразделения 3-й и 4-й танковой дивизии, которые продолжили наступление в южном направлении.

3 сентября Гудериан встретился в Авдеевке с командиром 2-й танковой дивизии СС «Дас Рейх» генералом Паулем Хауссером и проинформировал его, что 1-я кавалерийская дивизия через день-два появится на его правом фланге. Он приказал ему подготовиться к наступлению на Сосницу, которое планировалось начать 4 сентября.

Затем Гудериан побывал в 10-й моторизованной дивизии, которая подвергалась мощному натиску и несла исключительно большие потери, отбивая атаки противника с запада. В последние дни этой дивизии противостояли превосходящие силы противника в составе не менее чем четырех пехотных дивизий и одной танковой бригады. Гудериан встретился с командиром дивизии генералом Фридрихом фон Лепером и похвалил его за упорное сопротивление противнику, который обладал огромным превосходством.

Продвигаясь 2 сентября на юг восточнее Десны, 3-я танковая дивизия встретила упорное сопротивление к югу от Воронежа. Посреди больших лесов с несколькими озерами Советы удерживали железнодорожный и автомобильный мосты через реку Эсмань. Это были единственные мосты на протяжении многих километров.

В полдень, когда на позиции выдвинулась дивизионная артиллерия и открыла интенсивный огонь по позициям противника, усиленный 1-й батальон из состава 3-го стрелкового полка форсировал водную преграду и пошел в атаку на противника. Одновременно 2-й батальон этого полка, отыскав место скрытой переправы выше по течению, напал на позиции противника с тыла. Советы отошли.

4-я танковая дивизия возобновила продвижение на юго-запад и 3 сентября захватила Заревку, не встретив серьезного сопротивления. Затем она наткнулась на советскую колонну в районе Черновки и уничтожила ее, взяв в плен 800 человек.

В секторе 47-го моторизованного корпуса 18-я танковая дивизия 3 сентября вступила в бой с советской танковой бригадой возле Трубчевска и уничтожила ее, захватив четыре танка и взяв в плен более тысячи человек. 17-я танковая дивизия держала фронт на Десне на линии от Трубчевска до Евдоколья, а 29-я моторизованная дивизия, вела бои южнее до впадения Судости в Десну. С начала наступления 25 августа 47-й моторизованный корпус взял в плен 17 тысяч человек, а 24-й моторизованный корпус захватил 13 тысяч человек.

Гудериан вернулся к себе в штаб поздно, когда снова полил дождь. Теперь он тревожился еще больше, чем прежде. Его фланги подвергались мощному натиску, а передовые колонны встречали все более ожесточенное сопротивление. Из-за грязи колесные машины практически не могли передвигаться. Количество танков в его танковых дивизиях уменьшилось наполовину. Вышедшие из строя машины стояли на обочинах повсюду, куда бы он ни поехал.

Утром следующего дня дождь прекратился, однако у Гудериана ушло четыре с половиной часа на то, чтобы проехать 70 километров до передовых подразделений 4-й танковой дивизии. Она наступала на Короп с северо-востока, встречая все более упорное сопротивление по мере своего продвижения. Атакой пикирующих бомбардировщиков Юнкерс Ю-87 сразу после приезда Гудериана удалось несколько ослабить оборону противника, и к вечеру Короп был взят. Это дало возможность 10-й моторизованной дивизии переместиться западнее и заполнить стык с «Дас Рейхом» в районе Сосницы.

Командир корпуса генерал Лео Гейр фон Швеппенбург в тот день тоже находился в боевых порядках 4-й дивизии. Он рассказал Гудериану, что 3-я танковая дивизия захватила карту с диспозицией советских войск, из которой стало ясно, что его 24-й моторизованный корпус находится недалеко от стыка вражеских 13-й и 21-й армий. Офицеры согласились, что это дает благоприятную возможность. Затем Гудериан убыл в 3-ю танковую дивизию, чтобы обсудить этот вопрос с Моделем.

Совершенно случайно военнослужащие 3-й танковой дивизии 3 сентября взяли в плен одного видного военачальника. Советский генерал Павел Васильевич Чистов, награжденный орденом Ленина, был направлен из Москвы, чтобы руководить возведением оборонительных позиций вдоль реки Десна. В его распоряжении было более миллиона рабочих. В то утро он приехал поездом в Новгород-Северский прямиком из Москвы, не зная о том, что город захватили немцы.

За день до этого 3-я танковая дивизия взяла Кролевец, и теперь двигалась на юг в сторону Спасского. В этот момент ее догнал Гудериан. Модель согласился с ним, что они получили очень удобную возможность, которой надо немедленно воспользоваться. Вскоре после этого передовые подразделения доложили, что в Спасском нет пригодных для переправы через реку Сейм мостов. У дивизии нетерпеливого Моделя ушло два дня на то, чтобы переправиться через Сейм, и ему пришлось наступать на трех направлениях.

Двигаясь сзади передовых частей 24-го моторизованного корпуса и прикрывая удлинившийся восточный фланг, 18-я танковая дивизия в Трубчевске держалась реки Десны. 17-я танковая дивизия шла южнее к месту впадения Судости в Десну, 29-я моторизованная дивизия продлевала эту линию вдоль Десны до Новгород-Северского, а «Великая Германия» шла от Новгород- Северского к Шостке и далее на Глухов. На западном фланге 1-я кавалерийская дивизия патрулировала район за «Дас Рейхом» в Соснице и к северу до Семеновки, а части 2-й армии подходили с северо-запада.

6 сентября Гудериан приехал в дивизию «Дас Рейх», находившуюся юго-западнее Сосницы. В тот день после напряженных боев с упорно сопротивлявшимся противником дивизия захватила железнодорожный мост через Десну в районе Макошино недалеко от слияния Сейма и Десны. Гудериан приказал Хауссеру как можно быстрее расширить плацдарм и подготовиться к наступлению в восточном направлении южнее Сейма, чтобы помочь частям 24-го корпуса пересечь эту реку.

Обе головные дивизии Гудериана вели напряженные бои на реке Сейм: 4-я танковая дивизия в районе Батурина, а 3-я — чуть выше по течению в Мельне. В первые дни наступления эти дивизии обычно встречали неорганизованное сопротивление застигнутых врасплох войск противника, которые поспешно выдвигались вперед, чтобы вступить в бой. Но теперь оборона укреплялась с каждым днем, и это продолжалось уже более недели. Теперь казалось, что в какую бы сторону ни повернули немецкие войска, противник встречал их атаками и ударами артиллерии.

Контекст

Как один из лучших гитлеровских генералов со своими танкистами завоевал Украину

Маршал Конев наносит ударWarfare History Network09.01.2018Новая история Второй мировой войныThe New Yorker26.12.2017Шанс вырваться из Сталинграда был упущенDie Welt26.11.2017
3-я танковая дивизия подошла к мосту в Мельне поздно вечером 6 сентября, но оказалось, что он взорван, как все чаще случалось в последнее время. Но на сей раз там оказался командир 394-го стрелкового полка полковник Оскар Аудерш, который немедленно приказал своим подчиненным переправиться через реку на резиновых плотах. Несмотря на плотный огонь противника из винтовок и пулеметов, форсирование удалось, отчасти благодаря наступившей темноте. Стрелки пытались расширить плацдарм под постоянным пулеметным огнем и авиаударами, продолжавшимися до полудня. В час дня, когда на командный пункт Аудерша прибыл Модель, немецкие бомбардировщики нанесли удар по советским позициям, находившимся на господствующих высотах возле реки, и стерли их с лица земли. Саперы незамедлительно начали наводить переправу, а стрелки всеми силами пытались расширить захваченный плацдарм.

В 25 километрах к западу 4-я танковая дивизия оказалась в таком же положении. Рано утром 7 сентября ее танки пошли в наступление на район сосредоточения противника, находившийся севернее моста через Сейм в Батурине. Они уничтожили примерно 30 артиллерийских орудий, 13 противотанковых систем и шесть танков. Но охрана моста начала действовать по тревоге и взорвала мост. В четыре утра 8 сентября саперы 3-й танковой дивизии навели боевой мост в Мельне, и моторизованные части обеих дивизий начали переправу.

Жуков в Москве снова посоветовал Сталину отвести все войска Юго-Западного фронта на восточный берег Днепра, а все имеющиеся резервы направить в район Конотопа для организации обороны против 2-й танковой группы. Он продолжал настаивать на том, что Киев придется отдать. На следующий день 9 сентября Сталин, как будто уступая мнению Жукова, приказал Юго-Западному фронту отвести свою самую северную 5-ю армию и правое крыло оборонявшей Киев 37-й армии на восточный берег Днепра, а также изогнуть их линию фронта на восток, чтобы встретить шедшие с севера 2-ю армию и 2-ю танковую группу. При этом они продолжали защищать Киев.

Рано утром 8 сентября командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник Михаил Кирпонос попросил немедленно перебросить войска из Киева в Ромны, чтобы остановить прорывавшиеся туда немецкие части. Сталин заявил, что Юго-Западный фронт должен удерживать свои позиции, как ему было приказано, и что прорыв в направлении Ромны заблокирует Брянский фронт. Тем же утром маршал Семен Буденный, командовавший войсками Юго-Западного направления, снова обратился в Ставку советского Верховного Главнокомандования с предложением оставить Киев. Эти постоянные просьбы раздражали Сталина; он обвинял командиров в некомпетентности и паникерстве, и решил заменить Буденного маршалом Семеном Тимошенко. Единственное, что разрешил Сталин, это перебросить две пехотные дивизии из состава удерживавшей фронт на Днепре юго-восточнее Киева 26-й армии на помощь 40-й армии, столкнувшейся с серьезными трудностями. 40-я армия была новым соединением, сформированным в спешке двумя неделями ранее и брошенным в район Конотоп-Шостка, чтобы остановить Гудериана.

Когда 24-й моторизованный корпус 7-9 сентября преодолел сопротивление советских войск на реке Сейм, он прорвался через боевые порядки 40-й армии и вклинился глубоко между 21-й и 13-й армий на стыке Юго-Западного и Брянского фронтов. Модель начал развивать наступление на юг, обойдя Конотоп с запада. К вечеру 9 сентября его авангард достиг села Карабутово и захватил там два моста. Ночью пошел дождь.

Услышав об успехе 3-й танковой дивизии, Гудериан рано утром 10 сентября отправился на фронт. На командном пункте Гейра в Ксендовке он узнал, что Модель обошел Конотоп стороной и дошел практически до города Ромны, что 4-я танковая дивизия ведет наступление на Бахмач, и что 2-я дивизия СС «Дас Рейх» движется на Борзну. Прежде чем отправляться в 3-ю танковую дивизию, Гудериан отдал Гейру распоряжение о том, чтобы 10-я моторизованная дивизия атаковала и захватила Конотоп.

Незадолго до полудня 10 сентября после шестичасового марша по грязи и жиже передовой отряд дивизии Моделя под командованием майора Гейнца-Вернера Франка подошел к мосту через реку Ромен на северо-западной окраине города Ромны. Советский караул был настолько изумлен, что вначале не оказал никакого сопротивления. Головные немецкие машины не останавливались; они на большой скорости ворвались на мощеные улицы этого маленького городка и захватили важный мост через реку Сула в центре.

Потом в город начали прибывать все новые подразделения из состава 3-й дивизии. Они рассредоточились и стали прочесывать Ромны, очищая его от противника квартал за кварталом. Вражеская авиация, несмотря на плохую погоду, неустанно атаковала их до самого вечера. С наступлением темноты этот город с его аккуратными белыми домиками и мощеными улочками превратился в один огромный костер, полыхавший в ночном небе. К тому же советские войска, уходя из города, подожгли там цистерны с нефтью. Теперь 3-я танковая дивизия полностью овладела Ромнами, находящимися в 200 километрах восточнее Киева.

Но Гудериан продолжал тревожиться. С каждым днем его силы убывали, грязь на дорогах становилась все глубже, а его юго-восточный фланг длиной 230 километров не вызывал никакого оптимизма. В это время 47-й моторизованный корпус был очень сильно рассредоточен, прикрывая восточный фланг к северу от Новгород-Северского. Южнее на восточном фланге на юг пробивался 46-й моторизованный корпус. 17-я танковая дивизия удерживала Глухов и наступала на Путивль, а «Великая Германия» совершила бросок на юг и подходила к Шиловке на Сейме южнее Путивля.

11 сентября все передовые части находились вне соприкосновения с противником и занимались только разведкой и дозорами. 4-я танковая дивизия 10 сентября взяла Бахмач, не встретив особого сопротивления, но из-за нехватки топлива не могла двигаться дальше. Боевым подразделениям было трудно передвигаться в грязи, но вдвое труднее было подразделениям снабжения, которые сновали взад-вперед между войсками и ближайшей железной дорогой, находившейся в 400 километрах. 3-я танковая дивизия захватила в Ромнах небольшое топливное хранилище, но 11-го и большую часть дня 12 сентября закреплялась на захваченных позициях и отдыхала.

Между тем, в группе армий «Юг» в 185 километрах южнее начинали разворачиваться боевые действия. В полдень 11 сентября под проливным дождем в районе Кременчуга было завершено строительство временного моста через Днепр, а 48-й моторизованный корпус 1-й танковой группы с наступлением темноты начал переправляться на плацдарм 17-й армии. 9-я и 16-я танковые дивизии переправились под проливным дождем в кромешной темноте. В девять часов утра 12 сентября 16-я танковая дивизия Ганса Хубе возглавила наступление к северу от плацдарма. Передвигаясь в глубокой грязи, его танки прошли 70 километров за 12 часов. Началась гонка — кто первый захлопнет крышку котла.

Услышав о наступлении группы армий «Юг», личный состав 3-й танковой дивизии воодушевился. Майор Франк вместе с передовым отрядом на закате 12 сентября вышел из Ромен, прорвал слабые позиции советских войск вокруг города и устремился на юг. Менее чем через два часа они захватили мост через реку Сула в районе Млыны. Их целью был населенный пункт Лохвица, находившийся всего в паре километров за рекой. На рассвете 13 сентября Советы разобрались в обстановке и бросили мощные силы на маленький плацдарм. Майор Франк по радио попросил о помощи.

Статьи по теме

Как один из лучших гитлеровских генералов со своими танкистами завоевал Украину

Как авиация союзников уничтожала ДрезденABC.es26.08.2017Нацистская Германия сделала Россию сверхдержавойThe National Interest19.12.2017Зимняя война многому его научилаYle08.01.2018
Вскоре на юг на выручку Франку из Ромен выдвинулась боевая группа из состава 3-го батальона 6-го танкового полка. К счастью, в тот день не было дождя, и дороги начали подсыхать, а поэтому боевая группа совершала марш в быстром темпе и добралась до передового отряда примерно в четыре часа дня.

Майор Франк и командир боевой группы подполковник Вернер фон Левински решили не дожидаться поддержки пехоты и артиллерии, и атаковать Лохвицу немедленно. По Лохвице протекает небольшой приток реки Сулы, впадая в нее там же, а поэтому немцам надо было взять под свой контроль несколько мостов через обе реки. Когда они начали выдвижение, Советы открыли из Лохвицы мощный огонь по плацдарму. Самые большие проблемы создавал огонь прямой наводкой из зенитных орудий.

К вечеру немцы пробились в восточную часть Лохвицы, но застряли там. Советы установили тяжелые орудия на открытых местах на каждой улице, по которым подходили немцы. С наступлением темноты Левински отвел свои танки из города, опасаясь ночных атак пехоты. Танки заняли позиции в охранении в оврагах и балках на окраине города. Во время наступления подошел один батальон немецкой пехоты, и его оставили на ночь удерживать восточную часть Лохвицы. Он отразил несколько мощных атак советских войск и сумел удержать захваченную часть города.

В пять часов утра, когда над реками и над Лохвицей еще висел густой туман, майор Эрнст Вельманн со своими войсками выдвинулся вперед, чтобы атаковать очаги сопротивления противника. Взяв большой северный мост, они пришли в изумление, найдя шесть тяжелых зенитных пушек, стоявших перед мостом на противоположной стороне. Они стояли колесо к колесу, занимая всю ширину улицы. Но расчетов не было. Немцы вытащили спящих зенитчиков из постелей в близлежащей хате и взяли их в плен. Остальные советские войска начали отходить. К половине одиннадцатого утра 14 сентября Лохвица полностью перешла к немцам.

А Гудериан все равно беспокоился. Хотя кое-где дожди прекратились, в большинстве мест они шли по-прежнему, и грязи становилось все больше. Воздушную разведку можно было проводить периодически, а вот наземную — никак. Его дивизии растянулись на 30-40 километров. Кроме того, очень сильное давление испытывали передовые части и подразделения. Поскольку 1-я танковая группа устремилась на север, Советы легко могли понять замысел немцев и начать выход из формирующегося котла. Это только усилило бы натиск советских войск.

Прорвав 12 сентября упорную советскую оборону вокруг кременчугского плацдарма, 48-й моторизованный корпус встретил намного меньшее сопротивление, двигаясь на север навстречу войскам Гудериана. 13 сентября 9-я танковая дивизия захватила Миргород, встретив весьма слабое сопротивление противника, а 16-я танковая дивизия взяла мост через Сулу в Лукомье и повернула на север в сторону города Лубны.

Советские войска защищали Лубны отчаянно. Командир местного военного гарнизона призвал население выступить на защиту города, что оно и сделало вместе с сотрудниками сталинской тайной полиции НКВД и с зенитными подразделениями. Генерал Хубе отвел свои войска назад, чтобы провести перегруппировку и подготовиться к наступлению на следующий день. В итоге спешно организованная советская оборона не смогла противостоять мотопехоте, и к вечеру Лубны перешли в руки немцев. Остались лишь небольшие узлы сопротивления. Чтобы закрыть котел, оставалось пройти всего 50 километров.

С захватом Лубен пять советских армий лишились последних железнодорожных и автомобильных путей снабжения. Теперь они могли получать припасы только по воздуху.

Примерно в то же время небольшой отряд из состава 3-й танковой дивизии двинулся на юг от Лохвицы. У командира 6-й роты 6-го танкового полка лейтенанта Ганса Вартмана было всего два танка и четыре бронированных машины. Его задача состояла в том, чтобы найти 16-ю танковую дивизию.

Противник, которого Вартман встречал на своем пути, двигался только с запад на восток, пытаясь выйти из окружения. Советские солдаты не хотели вступать в бой с врагом. Когда немцы приближались, они выпрыгивали из своих машин и разбегались по полям. Немцы стремительно продвигались вперед.

Небольшой отряд Вартмана пересек реку Сулу по мосту около четырех часов дня в районе села Лука, а затем направился вдоль восточного берега на юго-запад в сторону Лубен. Но где противник, и где свои войска?

Вартман несколько секунд смотрел в бинокль на линию горизонта, а затем приказал осторожно двигаться вперед. Вскоре они приблизились к небольшой речке, которую нельзя было пересечь вброд, и начали искать мост. Они заметили маленький мост. Больше ничего не было, и пришлось довольствоваться им. Когда отряд Вартмана приблизился, мост взлетел на воздух. Немцы за этот день проехали немало мостов, но это был первый, который обороняли. Внезапно из кустов выскочили люди в сером и бросились к взорванному мосту, размахивая руками. Они были в грязи, щеки покрылись многодневной щетиной. Это были саперы из 2-й роты 16-го батальона 16-й танковой дивизии. В шесть часов 20 минут вечера 14 сентября котел закрылся.

На следующий день подошли новые войска, и восточная часть котла была надежно укреплена. 17 сентября Сталин наконец смилостивился и разрешил войскам Юго-Западного фронта отступить. 19 сентября немцы взяли Киев, а 25-го боевые действия в котле подошли к концу. Несмотря на согласованные усилия по выходу из котла и несколько попыток его прорыва извне с целью освобождения попавших в западню войск, было уничтожено шесть советских армий, а 665 тысяч человек попали в плен. Это было самое крупное советское поражение за годы Второй мировой войны.

У Гудериана не было времени, чтобы насладиться победой. Менее чем через две недели должно было начаться следующее крупное наступление группы армий «Центр» — операция «Тайфун», целью которой был захват Москвы, и его 2-я танковая группа должна была сыграть важную роль в этой операции. После неудачи этой операции в декабре 1941 года недовольный Гитлер, искавший козла отпущения, снял Гудериана с должности.

Джефф Крисман — писатель, продюсер и режиссер телевизионной рекламы и корпоративных видеопрограмм. Он живет в Коламбусе, штат Огайо, и является выпускником местного университета.

Запрещенные в России организации

Подробности на: inosmi.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*