Крылья Украины нуждаются в поддержке

© РИА Новости, Владимир Астапкович | Перейти в фотобанкКрылья Украины нуждаются в поддержкеУкраина на переломе

Ситуация в военной авиации Украины сложилась не из простых. Она требует скорейшего разрешения, особенно, с учетом противостояния нашей страны российской агрессии. И, как уверяют эксперты, если проблема не будет решена до 2020 года, то своих Воздушных Сил Украина может лишиться.

26.10.2017799056TweetНана Черная

Украинская военная авиация в 2014 году за первые четыре месяца антитеррористической операции на Донбассе потеряла 10 вертолетов, 22 самолета, в этих авиакатастрофах погибли 89 человек. Самая большая трагедия, унесшая жизни 49 десантников и 9 членов экипажа, — сбитый террористами под Луганском транспортник ИЛ-76. С сентября 2014 года, согласно Минским соглашениям, украинские самолеты перестали летать в зону АТО. Но на этом потери наших Воздушных Сил не закончились.

В ноябре 2015 года под Запорожьем во время выполнения планового учебного полета разбился штурмовик Су-25, пилот погиб. В июле 2016 года на военном аэродроме в Хмельницкой области во время взлета загорелся и упал еще один Су-25, к счастью, никто не пострадал. В конце сентября 2017 года в Хмельницкой области во время плановых полетов разбился учебно-тренировочный самолет Л-39, погибли два пилота.

 

Эксперты уверяют: череда трагедий подтверждает, что на сегодня ситуация в Воздушных Силах Вооруженных Сил Украины (ВСУ) — не из легких. Одно из самых дорогостоящих формирований Вооруженных Сил требует и поддержки, и скорейшего реформирования. УНИАН разбирался в ситуации.

Конфиденциальное спокойствие

В пресс-центре командования Воздушных Сил ВСУ на запрос УНИАН сообщили, что сейчас на вооружении находятся самолеты Су-27, МИГ-29, Су-25, Су-24, Ту-134, Ил-76, Ан-24, Ан-26, Ан-30, Л-39 и вертолеты Ми-2, Ми-8, Ми-9. Точное количество не уточняется, что вполне понятно, с учетом военного противостояния против России.

Все машины — выпуска времен СССР, но, по утверждению командования ВСУ, они находятся в удовлетворительном техническом состоянии.

Впрочем, часть самолетов требует капитального ремонта. С 2009 года он выполняется на предприятиях государственного концерна «Укроборонпром». Стоимость работ по модернизации авиамашин тоже не уточняется.

«Государственные контракты на модернизацию самолетов заключаются Департаментом военно-технической политики, развития вооружения и военной техники Министерства обороны Украины. Но «Ведомости о мероприятиях по модернизации вооружения и военной техники Вооруженных Сил Украины» относятся к служебной информации, имеют гриф ограничения доступа «для служебного пользования»», — говорится в сообщении командования.

На восстановление боеспособности, содержание и ремонт вооружения и военной техники Воздушных Сил в текущем году было выделено 1,007 миллиарда гривен. Из этой суммы на разработку, изготовление, модернизацию, закупку новых образцов воздушной техники направлено 0,7 миллиарда гривен. По информации командования, учитывая технологические возможности ремонтных предприятий «Укроборонпрома», указанный уровень финансирования обеспечивает потребности Воздушных Сил в текущем году. «Обеспечение потребности Воздушных Сил Вооруженных Сил Украины отремонтированными и модернизированными образцами вооружения и военной техники осуществляется в соответствии с положениями и требованиями Государственной программы развития Вооруженных Сил Украины на период до 2020 года», — говорится в ответе командования ВСУ на запрос УНИАН.

Что касается разработок новой техники, то в сообщении подчеркивается: «По имеющейся информации, государственное предприятие «Антонов» разработало и производит самолеты Ан-148, Ан-178. Согласно заказу Департамента военно-технической политики, развития вооружения и военной техники Министерства обороны Украины, предприятие выполняет опытно конструкторскую работу по созданию самолета Ан-70. В настоящее время вышеуказанные самолеты Воздушным Силам Вооруженных Сил Украины не поступали».

Такие ответы командования Воздушных Сил можно назвать конфиденциально спокойными. У экспертов же складывается несколько иное мнение.

Что «ставить на крыло»?

Так, военный эксперт Олег Жданов считает, что положение дел в военной авиации очень сложное, практически критическое. И выделенный миллиард гривен ситуацию не спасает.

«Миллиард гривен, выделенные в 2017 году на ВСУ, — это ничего. Модернизация только одного МИГ-29 стоит 8 миллионов долларов. А таких самолетов у нас — несколько бригад, в каждой — порядка 100 машин. И минимальный их возраст — 45-50 лет. И второй очень важный момент — все эти самолеты производства России, мы не можем ни болты, ни гайки к ним выпускать. Без разрешения правообладателя на производство, Украина вообще не имеет права вмешиваться в конструктивную схему машин. То есть, нельзя проводить модернизацию без разрешения производителя», — говорит он.

В Минобороны при этом уверяют, что модернизация и ремонт идут по плану. Но Жданов объясняет это тем, что с Россией все вопросы согласованы. «Мы и запчасти получаем из Российской Федерации, ведь официально войны между странами нет. Конечно, напрямую никто не торгует. Есть масса фирм-посредников, у которых мы и приобретаем запчасти», — пояснил Жданов.

Еще одной важной проблемой он называет нехватку летного состава. «У нас практически нет летчиков-спецов, Харьковский национальный университет Воздушных Сил десять лет выпускал офицеров наземных служб. И только потому, что не было топлива на полеты. Небольшой внешне МИГ-29 «съедает» 3,5 тонны топлива в час. Курсанту нужно налетать 500-600 часов, чтобы его могли посадить за штурвал боевого самолета. Но курсанты не летали. Поэтому на сегодня у нас практически нет летного состава. В Украине несколько сотен самолетов, а мы не можем поднять одновременно не то, что бригаду (около 100 машин), даже эскадрилью (около 30-40 машин) в воздух. А бригады есть штурмовые, истребительные и бомбардировочные. Кроме того, курс в этом единственном в Украине профильном вузе сокращается, так как госзаказ не растет. На это нет средств», — подчеркивает Жданов.

По его словам, Минобороны просило увеличить бюджет армии до 108 миллиардов в 2017 году, а выделили лишь 64 миллиарда. Вот и сейчас говорят о выделении в 2018 году на оборону 161 миллиарда гривен, или 5% ВВП, а на деле получится вдвое меньше. Ежегодно финансирование Вооруженных Сил составляет не более 2,5% ВВП. На армию, которая перевооружается и воюет, необходимо 20-30% ВВП.

Заместитель директора «Центра исследований армии, конверсии и разоружения» по международным вопросам Михаил Самусь также считает, что ситуация в военной авиации сложная, и это касается в целом наших Вооруженных Сил — 2020 год является рубежом, когда нужно будет определиться и радикально переходить от советской и постсоветской техники на новые поколения вооружения.

Контекст

Экспорт Украины: иллюзия роста на фоне провалаКорреспондент24.10.2017Как Украина зарабатывает на контрабанде оружияСтрана.ua27.09.2017Новые доводы в пользу поставок оружия на УкраинуChristian Science Monitor30.09.2017США дадут Украине денег на оружиеВести.ua19.09.2017Получит ли Киев противотанковое оружиеDie Welt21.09.2017«Эта проблема стоит перед всеми видами Вооруженных Сил. Если посмотреть на состояние наших Воздушных Сил и стран Восточной Европы, то там, в основном, флот состоит из модернизированной техники времен холодной войны. С того момента не было некоего скачка вооружения, все рассчитывали, что войны в Европе больше не будет. Но перед Украиной этот вопрос сейчас стоит очень жестко», — подчеркнул эксперт.

Как обстоят дела с военной авиацией в странах Восточной Европы он рассказал на примерах. В частности, в Польше, в рамках договоренностей с США, закупили самолет Ф-16. Эта страна, в принципе, является единственным государством, которое сделало радикальный шаг вперед в плане авиации, которая находится здесь передовых позициях. Чехией арендованы 14 Грипенов — шведских истребителей, то же происходит и в Венгрии. В Словакии истребительная авиация практически отсутствует, там есть четыре МИГ-29, то есть — на уровне символизма. В Румынии вопрос о некотором количестве Ф-16 как бы решен, но все находится на рассмотрении уже несколько лет, и пока эти самолеты не входят в состав Вооруженных Сил страны.

«Украина отличается от этих держав тем, что находится в состоянии войны. И нам нужно модернизировать Воздушные Силы не с точки зрения бизнеса или символизма, как это принято в Европе, а с точки зрения повышения боеспособности», — пояснил эксперт.

По его словам, несмотря на ремонты и модернизацию, тот флот, который сейчас есть у нас, к 2025 году утратит свои возможности по выполнению боевых задач. А вопрос перевооружения Воздушных Сил — небыстрый. Поэтому определиться с таким шагом нужно к 2020 году. И очень важно, кто будет в этом партнером Украины.

Современный самолет стоит 20-50 миллионов долларов. Средства большие, но дело даже не в деньгах, уверяют эксперты. Поддержание обеспечения самолета и обучение личного состава подразумевают полное попадание в зависимость от производителя, который может в дальнейшем выдвигать любые условия. Поэтому с партнером нужно определяться очень взвешенно. Особенно, с учетом того, что самолетов нам нужно не пару десятков, как Польше или Румынии, а, как минимум, 100-200. И это — минимальная цифра, если учесть, что Украина, по сути, находится на боевом рубеже.

В этой связи появляется еще один важный вопрос: имеет ли смысл сейчас тратиться на то, чтобы «ставить на крыло» 50-летней давности машины? Возможно, правильнее было бы приобрести новую технику или создавать ее в кооперации.

По словам Жданова, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время своего первого визита в Украину предлагал совместно производить истребитель, учитывая, что у нас есть авиационный завод с полным циклом и авиационное конструкторское бюро, несмотря на то, что оно занималось транспортной и пассажирской авиацией. Но дальше идеи дело не пошло.

«У Турции есть планер, им нужен двигатель. Но с момента этого предложения прошло два года, а воз и ныне там. Хотя Турция с удовольствием проинвестировала бы данный проект, и Украина могла бы решить массу своих проблемных вопросов. Производить военно-транспортный самолет нам предлагала Индия, когда отказалась от российских ИЛов. Но тоже тишина. Канада с 2014 года предлагает нам F-18 в качестве военно-технической помощи. Решения нет до сих пор. А ведь с усилением нашей боеспособности шансы на победу Российской Федерации в военном противостоянии тают. Политика государства, к сожалению, направлена не туда», — отметил Жданов.

В свою очередь, Самусь отмечает, что теоретически существуют также возможность создания собственного самолета при участии Китая.

«Есть китайский легкий истребитель Л-15, в нем используются двигатели «Мотор Сич». Если представить, что получится с Китаем делать этот самолет у нас, то для Украины [будет] прямая выгода — это будет дешевле покупки самолета. Но есть один нюанс: существует эмбарго на техническое сотрудничество ЕС с Китаем. Пока на нас этот запрет не распространяется, но мы же движемся в ЕС, поэтому могут возникнуть проблемы. Решить их можно, если Китай нам передаст технологии, и мы полностью локализуем это производство в будущем», — пояснил эксперт.

Реформа, которая не начнется

Эксперты подчеркивают, что самым главным на сегодня вопросом является создание стратегического плана, который нужно решить к 2020 году — выбрать вектор развития, с кем двигаться дальше в течение нескольких десятилетий.

В первую очередь, нужно определиться — какие Вооруженные Силы мы хотим получить в результате реформы. Под эту модель составляется программа реформирования и перевооружения. Совет нацбезопасности определяет вызовы, Генштаб заявляет, какая армия нужна, чтобы справиться с ними, и под эту армию Минэкономики расписывает мобилизационный план. Дело в том, что именно это ведомство отвечает за перевод страны на военные рельсы, а Министерство обороны — исполнитель, и только в части своей ответственности. Такова мировая практика.

«Главное, что на сегодняшний день нет понимания в обществе, какую армию мы строим, какие Вооруженные Силы мы создаем. У нас нет программы реформирования ВСУ, нет понятия конечного результата. Если мы строим боеспособные Вооруженные Силы, то нужно решать, где мы будем брать, к примеру, авиационную технику. И это — политический вопрос. Но нет реформы Вооруженных Сил, а стратегический оборонный бюллетень, веденный в действие президентом страны в мае 2016 года, лежит под сукном начальника Генерального штаба, и программа развития на его основании не пишется. Хотя этот документ в течение года нам помогали разрабатывать в Брюсселе партнеры по НАТО. И мы их, кстати, просили об этом слезно. Никто пока не отвечает на перечисленные главные вопросы. А армия деградирует», — подчеркнул Жданов.

По словам Самуся, сейчас в Европе говорят о том, что не нужно вкладываться в новый истребитель или боевой самолет пятого поколения, как это делают США, Китай и Россия, а важно сосредоточиться на беспилотных системах. Вероятно, Украине тоже нужно к этому готовиться. Но пока пилотируемый истребитель для нас намного важней. И каким он будет — зависит от власти, которая все никак не может начать реформу армии.

 

Подробнее на: inosmi.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*