Кто побеждает в войне Трампа с прессой?


Кто побеждает в войне Трампа с прессой?

© AP Photo, Evan VucciКто побеждает в войне Трампа с прессой?

Оценивая первый год.

29.12.20173289TweetДжек Шейфер (Jack Shafer)

Человек, который посоветовал «никогда не спорить с людьми, покупающими чернила бочками», не думал, что появится такая личность как Дональд Трамп. Став президентом, Трамп вступил в бесконечный спор с новостными СМИ и завел его в тупик. Сделал он это благодаря своему альянсу с «Фокс Ньюс» (Fox News) и своему аккаунту в Твиттере с 44 миллионами подписчиков, который работает в качестве одного из самых больших в мире печатных станков. И чернила у него бесплатные.

Успехи Трампа в борьбе со СМИ примечательны тем, что они совпадают по времени с выступлениями национальной прессы, которая внимательно следит за каждым назначением, за каждым его важным решением, за каждым политическим изменением и, конечно, за каждым всплеском в расследовании российского вмешательства. Чем агрессивнее нападает пресса, тем решительнее Трамп отражает ее удары. Это превращается в некую бесконечную спираль, которая приведет нас либо в рай, либо в ад.

Трамп — далеко не первый американский президент, скрестивший копья с прессой. Это очевидно. Президент № 2 Джон Адамс пытался заткнуть рты своим критикам из прессы законами об иностранцах и о подстрекательстве. Президент № 18 Улисс Грант во время своей второй инаугурации возопил о том, что стал объектом оскорблений и клеветы в невиданных в политической истории масштабах. Президент № 37 Ричард Никсон говорил своему консильери Генри Киссинджеру, что пресса — это враг, а его Белый дом внес в список врагов лучших журналистов того времени, таких как Мэри Макгрори (Mary McGrory), Джек Андерсон (Jack Anderson), Стэнли Карноу (Stanley Karnow), Том Уикер (Tom Wicker) и так далее.

Называя своим главным врагом не иностранную державу, не терроризм и не энергетический кризис, как это делали прежние президенты, а прессу, Трамп меняет наши взгляды на СМИ и взгляды СМИ на самих себя. Для Трампа это манихейская борьба добра со злом, в которой он стоит на стороне добра, а пресса представляет зло. В своем недавнем твите президент написал: «Вау, более 90% фейковых новостей СМИ обо мне носят негативный характер. И очень многие вынуждены выступать с опровержениями лживых историй. Поэтому я использую социальные сети, так как это единственное средство рассказать правду. Значительная часть медийного мейнстрима превратилась в анекдот!» На одном августовском мероприятии он назвал журналистов «больными людьми» и «лжецами», которые сеют «разногласия». В одном заявлении за другим он вместе со своими советниками типа Стива Бэннона (Steve Вannon) называет «оппозиционной партией» не демократов, а национальную прессу. Такой трюк с классификацией стабильно приносит Трампу дивиденды, позволяя ему сводить к нулю любую критическую статью или передачу — стоит только назвать ее политически мотивированной и безнравственной.

Wow, more than 90% of Fake News Media coverage of me is negative, with numerous forced retractions of untrue stories. Hence my use of Social Media, the only way to get the truth out. Much of Mainstream Meadia has become a joke! @foxandfriends

— Donald J. Trump (@realDonaldTrump) 13 декабря 2017 г.

​Пресса согласилась на роль оппозиционной партии, но не на такое название. Национальные СМИ на пресс-конференциях и в своих сообщениях регулярно вешают на Трампа ярлык хама и болтуна. Раньше мы слышали такие слова только от подстрекателей и смутьянов из Демократической партии. Нельзя сказать, что репортеры руками и ногами голосуют за демократов, просто конфронтационные манеры Трампа заставляют их упорствовать и вести ответный огонь. Трамп любит напрямую бросать вызов репортерам. Ему нравится представать в образе жестокой няньки, которая шлепает детей за то, что они ей перечат, и тем самым заставляет их огрызаться снова и снова. Трамп организовал это дело так, что теперь он кажется одновременно жертвой и победителем в каждом столкновении.

Из-за споров с журналистами Трамп превратился в самого известного в Америке критика прессы, этакого злобного и эгоистичного омбудсмена. Пользуясь своей небогатой палитрой, он почти в каждом телевизионном обращении, интервью и твите называет фальшивкой и ложью все те материалы СМИ, которые ему не по душе. Журналистов это приводит в бешенство, и они до изнеможения пишут встречные ответы, заявляя: «Нет, мы говорим правду!» В результате у самых преданных сторонников президента возникает впечатление, что СМИ на самом деле являются оппозиционной партией.

Трамп допускает больше ошибок, чем любой американский президент за всю историю, однако это не мешает ему извлекать выгоду из ляпов журналистского корпуса. Сначала он в пух и прах разнес Брайана Росса (Brian Ross) из «Эй-Би-Си Ньюс» (ABC News) за халтурно подготовленный материал о сговоре с Россией во время избирательной кампании. Затем он снял скальп со своего любимого козла отпущения «Си-эн-эн» (CNN), когда репортер этой компании Ману Раджу (Manu Raju) допустил чудовищную оплошность, написав о каком-то особом доступе, который Дональд Трамп-младший получил к материалам «ВикиЛикс» (WikiLeaks), хотя эти материалы уже были обнародованы и находились в открытом доступе. Трамп не пропускает ни единого оскорбления и пренебрежительного замечания прессы, сразу начиная громко кричать об этом. Когда Дейв Уигел (Dave Weigel) из «Вашингтон пост» (Washington Post) по ошибке поставил неверную подпись к фотографии, снятой на одном из митингов Трампа (и вскоре признал свою ошибку), Трамп вылил ушат грязи на всех журналистов. «Они вышли из-под контроля, — написал он о прессе в Твиттере. — Они пишут страшную ложь, а когда их разоблачают, они удаляют свои материалы… это пятно позора для Америки!» Трамп хочет, чтобы Уигела и Росса уволили за допущенные ошибки, а его пресс-секретарь призывает выгнать с работы ведущую «И-эс-пи-эн» (ESPN) Джемел Хилл (Jemele Hill) за то, что она назвала его мракобесом.

Very little discussion of all the purposely false and defamatory stories put out this week by the Fake News Media. They are out of control — correct reporting means nothing to them. Major lies written, then forced to be withdrawn after they are exposed…a stain on America!

— Donald J. Trump (@realDonaldTrump) 10 декабря 2017 г.

​Такие промахи и ошибки при освещении деятельности Трампа отнюдь не означают, что пресса начала против него персональную вендетту. Похоже, что он и сам знает об этом. Ошибки в журналистике случаются всегда. Как отмечает историк Дэвид Гринберг (David Greenberg) в своей книге «Республика Спин: внутренняя история американского президентства» (Republic of Spin: An Inside History of the American Presidency), ошибками изобилуют и материалы об Уотергейтском скандале. Вот как он пишет об этом:

Репортеры увлеклись погоней. Они допускали ошибки и не исправляли их. В мае 1973 года Уолтер Кронкайт (Walter Cronkite) начал вечернюю передачу новостей на «Си-Би-Эс» (CBS) ошибочным сообщением о том, что банк из Бетесды, которым руководит брат Пэта Бьюкенена (Pat Buchanan), в рамках Уотергейта замешан в отмывании денег. «Ассошиэйтед Пресс» (Associated Press) ошибочно сообщила о том, что Джон Эрлихман (John Ehrlichman) присутствовал на важной встрече по сокрытию фактов вместе с Никсоном, Хэлдеманом и Дином. Сэм Доналдсон (Sam Donaldson) из «Эй-Би-Си» неверно утверждал, что Джеймс Маккорд (James McCord) обвинил бывшего помощника из Белого дома Харри Дента (Harry Dent) в попытках саботажа. После этого Доналдсону пришлось извиняться. Средства массовой информации зачастую преувеличивали мелочи и пустяки. Например, «Нью-Йорк Таймс» (New York Times) разместила на своей первой странице большую статью о том, что избирательный штаб Никсона мог получать деньги из казино на Багамах. Редактор «Вашингтон пост» Роберт Мейнард (Robert Maynard) признавался, что «в печать отдавали очень много поспешно и неаккуратно подготовленного материала». *

Были и другие промахи и ляпы в связи с Уотергейтом. Боб Вудворд (Bob Woodward) и Карл Бернстайн (Carl Bernstein) из «Вашингтон пост» допустили две критические ошибки в своих репортажах об этом скандале, о чем Крейг Силверман (Craig Silverman) написал в своей статье, которая в 2011 году была напечатана в «Колумбия джурнализм ревью» (Columbia Journalism Review).

Я вспомнил про Уотергейт и начал сравнивать его с сегодняшней ситуацией не из-за того, что тогда допускалось много ошибок, а потому что их было немного. Я вспомнил про него, потому что тогда, как и сейчас при освещении деятельности Трампа, все новости подвергались тщательному изучению и проверкам. А когда новости подвергаются изучению и проверкам, вскрываются все новые ошибки и неточности. Вот почему «Нью-Йорк Таймс» публикует больше исправлений, чем любая другая газета, Все дело в том, что это издание очень тщательно читают и анализируют (а еще потому что «Нью-Йорк Таймс» верит в исправление ошибок). Наверное, кто-то должен объяснить нашему критику прессы из Белого дома, что все средства массовой информации, которые он так третирует, самым активным образом следят за ошибками, особенно если такие ошибки появляются в конкурирующих изданиях.

Контекст

Кто побеждает в войне Трампа с прессой?

Последняя большая газетная войнаVanity Fair18.08.2017Путин доверяет разведке США, а Трамп?The Washington Post28.12.2017Самая авторитетная теория заговора в ВашингтонеThe Week27.12.2017Путин доволен ТрампомNational Public Radio25.12.2017
Наиболее отработанный прием глушения прессы у Трампа, который он усовершенствовал во время избирательной кампании, заключается в том, что он прячет наносящие ему вред новости за дымовой завесой своих яростных твитов. В этом месяце он преподал урок такой методики, когда сенатор Кирстен Джиллибранд (Kirsten Gillibrand) выступила с комментариями по поводу тех, кто обвиняет Трампа в сексуальных преследованиях женщин. В своих комментариях Джиллибранд заявила, что конгресс должен расследовать обвинения против Трампа, а сам он должен подать в отставку. Следуя своему стандартному сценарию, Трамп ответил сенатору, заявив (бездоказательно), что демократы всячески рекламируют и распространяют «ложные обвинения и сфабрикованные женские рассказы», потому что они не могут доказать его сговор с Россией. В своем следующем твите Трамп унизил Джиллибранд напрямую, заявив, что она еще недавно приходила в его кабинет и «умоляла дать ей денег на избирательную кампанию», подчеркивая, что «готова сделать ради этого что угодно». Кое-кто сделал из этого вывод о том, что Трамп назвал сенатора проституткой.

 

​​Трамп не только отвлекает внимание своих критиков яростными выпадами из 280 символов. Он разбавляет свои оскорбления все новыми оскорблениями. Джим Вандехей (Jim Vandehei) на сайте «Аксиос» (Аxios) написал о стандартном сценарии действий Трампа в Твиттере: «Сначала он вбрасывает в Твиттер бомбу. Затем начинает работать машина возмущения, когда кабельные каналы собирают это возмущение с обеих сторон. Потом знамя подхватывают передачи из прайм-тайма, в которых преобладает перебранка на тему „он сказал то, она сказала это». В итоге очень часто та тема, которая вызвала эту перебранку (в данном случае, заявления обвинителей Трампа), тонет в театральной патетике Трампа».

Нынешнее противостояние в СМИ во многом определяется действиями канала «Фокс Ньюс», который транслирует и усиливает точку зрения Трампа. Этот канал не поддерживал Трампа до тех пор, пока тот не стал наиболее вероятным кандидатом от своей партии. А когда Трамп стал президентом, «Фокс Ньюс» круглосуточно и без выходных начал выступать в его защиту, из-за чего этот канал сегодня невозможно отличить от государственных средств массовой информации. Это одним из первых заметил Алекс Шепард (Alex Shephard) из «Нью Репаблик» (New Republic). Низкопоклонство «Фокс Ньюс» достигает своего пика в прайм-тайм, когда Такер Карлсон (Tucker Carlson), Лора Ингрэм (Laura Ingraham) и Шон Ханнити (Sean Hannity) восхваляют Дорогого Лидера, а также в утренние часы, когда ведущие программы «Фокс и друзья» (Fox & Friends) обращаются к нему с просьбами и мольбами. Трамп завершает этот не очень добродетельный круг своими одобрительными твитами. Получается контур обратной связи, который служит и президенту и каналу, поскольку они выглядят крупнее и величественнее, чем есть на самом деле.

Эрик Уэмпл (Erik Wemple) из «Вашингтон пост» довольно метко назвал эту инициированную президентом взрывную реакцию СМИ «эффектом Трампа». От этого эффекта национальная пресса выгадывает не меньше, чем «Фокс Ньюс». В последнем квартале этого года количество подписчиков на цифровое издание «Нью-Йорк Таймс» увеличилось на 154 тысячи человек, а в целом их число достигло 2,5 миллиона. Мексиканский миллиардер Карлос Слим (Carlos Slim), которого когда-то считали безнадежным Дон Кихотом в сверкающих доспехах, сегодня продает акции «Нью-Йорк Таймс» с неплохим наваром. «Вашингтон пост», внимательно следящая за администрацией Трампа и не менее внимательно наблюдающая за расследованием российского сговора, увеличила количество подписчиков на свою цифровую версию до миллиона человек. Рейтинги и доходы кабельных телеканалов тоже резко пошли вверх.

Трамп платит ужасно высокую цену за свою войну с прессой, поскольку его рейтинги по итогам первого года президентства опустились ниже Марианской впадины, хотя экономика в 2017 году росла как на дрожжах. Рейтинги его популярности упали ниже 40%. Прежние президенты в такой ситуации пытались поднять эти цифры, издавая приятные, но беззубые президентские указы, или обхаживая влиятельных представителей медийного мейнстрима. Трамп ничего этого не делает, закапываясь все глубже в окопах «Фокс Ньюс» и «Брейтбарт» (Breitbart), чтобы лучше слышать свое собственное эхо. С учетом того, что мы узнали о нем за этот год, трудно себе представить, как он в 2018 году выберется из этих окопов. Этот президент копает только в одном направлении.

***

* Пэт Бьюкенен — политик правого толка, публицист, работал советником у Никсона.

Джон Эрлихман — советник президента Никсона по внутренней политике.

Боб Хэлдеман — глава управления делами президента Никсона.

Джон Дин — юрисконсульт Белого дома при Никсоне.

Джеймс Маккорд — член избирательного штаба Никсона.

Подробности на: inosmi.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*