Мешки Пандоры. Латвия раскрывает архивы КГБ: что в них хранится? (Delfi, Латвия)


Мешки Пандоры. Латвия раскрывает архивы КГБ: что в них хранится? (Delfi, Латвия) читать онлайн бесплатно


Свежие Фото и видео Мешки Пандоры. Латвия раскрывает архивы КГБ: что в них хранится? (Delfi, Латвия)

© AP Photo, Pavel GolovkinЧто хранится в архивах КГБ? Этот вопрос на протяжении десятилетий был предметом споров и спекуляций в латвийском обществе. После долгих препирательств «мешки КГБ», наконец, будут раскрыты уже в декабре 2018 года. Портал «Делфи» рассказывает, как это будет выглядеть.Мешки Пандоры. Латвия раскрывает архивы КГБ: что в них хранится? (Delfi, Латвия) |

Решение рассекретить архивы КГБ Сейм принял 4 октября этого года. По неофициальной информации, первая порция картотек, возможно, станет достоянием общественности уже на этой неделе. Но окажется ли она для латвийцев долгожданным откровением? Действительно ли сможет приоткрыть завесу секретности над тем, кто в советские времена был «стукачом» и как именно он помогал тогдашнему режиму?

К 3 декабря Центр документирования последствий тоталитаризма должен передать оцифрованные документы Латвийскому национальному архиву. Архив обязан опубликовать полученные данные до 31 декабря. Однако, как сообщает журнал Ir со ссылкой на свои источники, процесс решено не затягивать до последнего — обнародование «мешков ЧК» произойдет не в рождественские праздники и не в преддверии Нового года, а уже на этой неделе.

Ранее латвийские СМИ сообщали, что в рамках этого процесса «планируется опубликовать агентурные картотеки, картотеку учета внештатных оперативных сотрудников и телефонные книжки работников КГБ, содержащие информацию о штатных сотрудниках».

Общественность, не вдаваясь в подробности терминологии, ожидает откровений о доносчиках и коллаборационистах, которые помогали советским органам госбезопасности знать все про всех. Однако, судя по реакции приближенных к проекту обнародования «мешков ЧК» специалистов, процесс может оказаться далеко не столь сенсационным и ярким.

Будут имена, но без подробностей

В первую очередь, следует отметить то, что в этом месяце латвийцы, хоть и получат доступ к документам КГБ, смогут прочесть лишь КАРТОТЕКУ. В принципе, картотека может дать общественности имена людей, которые считались завербованными — однако ничего не скажет о характере сотрудничества или о том, имел ли вообще место факт сотрудничества. Картотека немногим отличается от картотеки читателей в библиотеке, то есть является лишь инструментом, через который сотрудники КГБ в свое время искали отсылку к той или иной персоне.

Итак, публикации подлежат:

Картотека агентуры КГБ в алфавитном порядке — 10 тысяч 612 карточек. В нее входят имена и активных на тот момент агентов, и исключенных. Также 1-й отдел КГБ (разведка) вносил в этот архив общие данные о лицах, которые планировали выехать из СССР за рубеж и имена потенциальных кандидатов для вербовки в случае войны или непредвиденной ситуации.

Имеется также картотека статистического учета агентуры КГБ (4 тысячи 141 карточка). В ней все те же имена, что и в алфавитной картотеке, просто они сгруппированы по принадлежности к структурным единицам Комитета госбезопасности. Этот архив в советское время использовался для подготовки отчетности.

Будет обнародована и картотека «внештатных оперативных работников КГБ» — лиц, которые на общественных началах оказывали чекистам «помощь в контрразведывательной деятельности на транспортных, промышленных объектах, а также отдельных заведениях Минобороны». В этом архиве находится 75 карточек. Внештатным оперативникам не давали позывных, а создавали аббревиатуру из первых букв имени, фамилии и отчества.

Личные дела уничтожены или вывезены в Россию

Все самые ценные сведения, включая полный перечень «случаев сотрудничества» данного лица со спецслужбами — заносились в «личное дело». В ходе развала СССР сотрудникам КГБ удалось вывезти все личные дела из Латвии в Россию. Поэтому, как предупреждают историки, самых, в общем-то, ценных материалов у латвийской стороны и не осталось.

Есть, конечно, еще цифровая база данных КГБ «Дельта» (DELTA), оригинал которой также передадут из Центр документирования последствий тоталитаризма в Латвийский национальный архив. Однако «простым смертным» она не будет доступна — разрешение на изучение «Дельты» смогут получить лишь историки, юристы, журналисты, литераторы, некоторые студенты — но лишь после одобрения поданной заявки. Для этого нужно, чтобы ваш интерес сочли исследовательским — необходимо указать обоснованную причину [исследовательского] интереса к данным документам.

В общем, как пишет Ir, ссылаясь на слова сотрудника Латвийского национального архива Гинта Зелмениса, «сами карточки без оперативных дел, журналов регистрации агентов и записей из базы данных «Дельта» о содержании доносов не представляют большой ценности». В свою очередь, с этими более детальными документами латвийская общественность сможет ознакомиться лишь с мая 2019 года. Так что для более полноценных выводов придется подождать.

Читайте также  Delfi (Латвия): нацменьшинства хотят переименовать в «народы Латвии»

Раскроют номенклатуру коммунистов и «охотников на партизан»

Аналогичная ситуация будет обстоять и с Фондом архива Латвийской Коммунистической партии — до конца этого года, то есть в течение ближайшего месяца, будет обнародован и он. Однако, как сообщают историки, содержащиеся там документы будут не слишком интересны для простого обывателя и содержат в основном данные о номенклатурных работниках 80-х годов прошлого века. Дела номенклатуры высшего уровня с начала 40-х до конца 70-х годов содержатся в другом фонде и не относятся к нынешнему законопроекту о «срыве коммунистических покровов».

Впрочем, из тех документов, которые будут обнародованы уже в декабре, определенный резонанс в латвийском обществе могут вызвать дела так называемых «боевых агентов КГБ», то есть сотрудников госбезопасности, которым по завершении Второй мировой войны была поставлена задача бороться с национальными партизанами. До 31 декабря судебная система восстановившей независимость Латвии должна передать в Национальный архив все заведенные на этих агентов дела. По многим делам были выдвинуты обвинения, но зачастую приговор так и не был вынесен из-за смерти обвиняемого (все они на момент судебного разбирательства уже находились в преклонном возрасте).

Интеллигенцию ждет шок?

Как заявил в преддверии обнародования архивов депутат от Нацблока Юрис Янсонс, в период с 1954 по 1991 годы КГБ ЛССР завербовало более 26 тысяч так называемых информаторов. В свою очередь, глава комиссии исследования документов Карлис Кангерис, ссылаясь на мнение экс-главы Центра документирования последствий тоталитаризма Индулиса Залитиса, упоминал, что в картотеке «могут находиться 583 карточки с фамилиями представителей латвийской интеллигенции».

«Всегда, когда идут дискуссии об открытии «мешков ЧК», возникает этот вопрос — для общественности будет ударом, увидеть знакомые имена, случится волнение и тому подобное. Если (в «мешках») столь много представителей интеллигенции, то реакция может последовать. Меня в одном интервью тоже спросили: если теперь выяснится, что главный дирижер следующего Праздника песни был (агентом КГБ), будут ли какие-то последствия для хора или нет», — сказал Кангерис в передаче LNT Ziņas в эфире LTV.

Именно вербовка представителей латвийской творческой интеллигенции в КГБ велась наиболее активно. Бывший политик и экс-сотрудник КГБ Юрис Боярс в свое время высказал такую мысль: если откроют «мешки ЧК», то латышам придется сменить свои иконы. В свою очередь, диссидент, один из самых рьяных активистов «Хельсинки 86» Константин Пупурс уверяет — он вычислил, что часть доверенных лиц КГБ сейчас является известными деканами и профессорами Латвийского Университета.

Как доказать, что человек действительно сотрудничал с КГБ?

В преддверии раскрытия «мешков ЧК» депутат Нацблока Юрис Янсонс также призывает помнить, что сам факт наличия того или иного имени в картотеке еще не доказывает, что данное лицо действительно сотрудничало с КГБ — это можно доказать лишь в суде.

С 1991 года в Латвии было 298 судебных процессов о возможном сотрудничестве лиц с КГБ. И в большинстве случаев суд признавал, что для факта сотрудничества не хватает доказательств, рассказал член комиссии исследования документов КГБ, судья Юрис Стуканс. «Во всех этих 300 делах суд признал, что карточки не могут быть основанием признания факта сотрудничества. Просто не удавалось доказать факт сотрудничества, поскольку материалы дел отправлены в Москву», — добавил Стуканс.

Судья Стуканс отмечает, что сотрудничество с КГБ в суде удалось доказать только в отношении девяти лиц, в том числе семи осведомителей. Самый известный из них — бывший «серый кардинал» партии «Тевземей ун Бривибай»/ДННЛ, предприниматель Нормунд Лакучс. В 2006 году суд в последней инстанции постановил, что Лакучс являлся информатором КГБ.

В ожидании «момента истины»: часть уже поспешила признаться

Так или иначе, сам факт обнародования каких-либо архивов, содержащих личную информацию завербованных КГБ латвийцев, уже привел к началу «самоочищения» в обществе. Если за первые 25 лет после распада СССР свое сотрудничество с КГБ в Латвии публично признали только два человека — бывший глава МИД Георг Андреев и бывший ректор ЛУ Ивар Лацис — то за последний год уже несколько известных в латвийских масштабах личностей сообщили о своей принадлежности к касте советских информаторов.

Читайте также  Gazeta (Украина): Константинополь развернул масштабное наступление на позиции Москвы

«Первой ласточкой» стал поэт Янис Рокпелнис (сын автора текста гимна ЛССР, переводчик стихов Блока, Цветаевой и Бродского на латышский язык), который признался в этом в декабре 2017 года в интервью газете Neatkarīgā rīta avīze. При этом, как утверждает сам Рокпелнис, «у меня была традиционная, абсолютная ненависть к чекистам и коммунистам». Причиной саморазоблачения литератор назвал муки совести. «Понимаешь, я тогда еще не был христианином. Если был бы — не заключил бы договор со злом», — рассказал он беседовавшему с ним журналисту.

Еще одним видным информатором, как выяснилось недавно, являлся Алдис Эрманбрикс, автор известной в советское время среди латышей телепередачи Varavīksne. Благодаря Эрманбриксу, который активно использовал личные связи для получения записей западных музыкальных групп, советский зритель мог смотреть редкие в те времена «капиталистические клипы» в выпусках Varavīksne. Однако, как выяснилось, и он был «на крючке» у советских спецслужб.

Эрманбринкс не раскрывает, как его имя в 1983 году попало в картотеку. По заверениям музыкального деятеля, он использовал свои возможности влиять на агентов КГБ лишь во благо — например, давал положительные рекомендации уезжавшим за рубеж музыкальным коллективам из Латвии.

Эрманбриксу можно лишь поверить на слово. Дело в том, что написанные его рукой донесения пропали из архивов КГБ — согласно журналу выписок, в конце 1990 и начале 1991 года они были уничтожены. Однако, по неофициальной информации, часть архива все же не была уничтожена, а вывезена в Москву.

Как рассказал в интервью «Delfi TV с Янисом Домбурсом» экс-президент Латвии Валдис Затлерс, сам он, ознакомившись в свое время с архивами КГБ ЛССР, увидел имена людей, которых знал лично. И, как заявил Затлерс, там «есть и такие, кто говорил, что все это свинство, однако сам всем этим занимался». В основном это различные творческие люди. «Ну, они свободные люди. Что хотят, то и делают», — пояснил Затлерс, добавив, что есть в «мешках ЧК» и те, кто на публике и с друзьями категорически отрицает свою связь с органами госбезопасности при советской власти. «Они, наверное, не до конца честны. Но это вопрос нравственности, вопрос уважения к своей стране», — сказал бывший президент.

Историк: кто хочет, может подать в суд на РФ

«Лично я — Карлис Кангерис — считаю, что картотеку агентов КГБ нужно опубликовать как сборник документов оккупационного ведомства СССР, без исключений и комментариев. Ведь Латвийская Республика не отвечает за возможный ущерб, который нанесло КГБ, включив кого-то в данную картотеку», — заявил Delfi глава комиссии по исследованию архивов КГБ ЛССР. Он подчеркивает, что картотека — лишь указатель содержания архива личных дел агентов, и сама по себе ничего не доказывает.

«Если кто-то считает, что это затрагивает его честь и достоинство, то есть возможности подать в суд на само дело, на создателей картотеки или на Российскую Федерацию как наследницу СССР», — полагает Кангерис.

«При этом вместе с картотекой обществу должны быть доступны и исследования ученых. Читая исследования в контексте картотеки, можно понять цель и суть этой картотеки. А сама она не содержит данных о личной жизни. Интимные детали содержит лишь база данных «Дельта», — пояснил историк.

Аналогичного мнения придерживается и президент Латвии Раймонд Вейонис. Он уверен, что обнародование «мешков ЧК» — в интересах латвийского общества, чтобы оно «могло перелистнуть и эти черные страницы истории Латвии и ее народа».

При этом президент Латвии подчеркивает, что публикуемая в этом году информация будет неполной, и обнародованные имена сами по себе ничего не скажут о сделанном конкретным человеком. «Прежде чем спешить с выводами, важно дождаться и ознакомиться с дополнительной информацией. Поспешно делая выводы, мы рискуем создать ошибочное понимание истории», — говорит президент.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подробности на: inosmi.ru
Мешки Пандоры. Латвия раскрывает архивы КГБ: что в них хранится? (Delfi, Латвия)
Поставь класс)



Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*