SwissInfo (Швейцария): Консервативная волна угрожает демократии?


SwissInfo (Швейцария): Консервативная волна угрожает демократии?


SwissInfo (Швейцария): Консервативная волна угрожает демократии?

© AFP 2018, Adrian Catu15 сентября отмечается Международный день демократии. Швейцарский политолог анализирует новую «консервативную волну», ставящую под вопрос исторические перспективы и преимущества традиционной либеральной демократии. Консерватизм и автократический режим сами по себе еще не ведут непосредственно к диктатуре, однако их можно сравнить с ржавчиной, неуклонно разъедающей опоры демократии.SwissInfo (Швейцария): Консервативная волна угрожает демократии? | Клод Лоншан (Claude Longchamp)

Мы все помним, сколь популярным еще недавно было понятие «демократизация». Использовали его все как могли, в некоторых странах даже с некоторым привкусом иронии — что такое «демократизатор» людям определённой возрастной категории напоминать не нужно (для остальных — спойлер-аларм! — так называли в перестроечной России резиновую дубинку). Так или иначе, с иронией или без, но с процессом демократизации люди связывали две вещи: мирное небо над головой и материальный достаток в доме.

И вот теперь вдруг что-то пошло не так! Демократия и ее идеалы (законность, собственность, свобода) вдруг вышли из моды. Речь уже идет о процессе «автократизации». Более того, именно это понятие, до недавних пор вообще никем не употребляемое, находится в центре очередного годового отчёта «Democracy for all?» («Демократия для всех»?), вышедшего в рамках научно-исследовательского проекта «Varities of Democracy» (V-DEM, подробности ниже).

Для этого доклада эксперты опросили по всему миру примерно 3 200 специалистов-политологов, социологов и историков, занимающихся проблемами развития демократии. В итоге оказалось, что по состоянию на 2017 года 24 страны из 178 изученных находились в ситуации сжатия пространства демократии, причем это число один в один равнялось количеству стран, в которых это пространство, напротив, расширялось.

Волна демократизации ослабла

Все мы помним, в какой эйфории пребывал мир после (почти) мирного распада СССР и (абсолютно) мирного воссоединения Германии. Мы все насвистывали песенку про «Ветер перемен», надеялись, что он будет «тёплым, ласковым», и возлагали надежду как раз-таки на процесс глобальной демократизации.

Казалось, что ответ на все проклятые вопросы истории найден и что либеральная, демократическая, рыночная модель с элементами социального страхования навсегда стала безальтернативной моделью развития на будущее. Плюрализм и разнообразие мнений, политическая конкуренция, гарантии прав и свобод, мирная глобальная внешняя политика — именно такой нам всем казалась столбовая дорога истории.

Потом начался процесс дифференциации. Во многих странах, например, в бывших республиках СССР, демократизация привела ко многим свободам, но массового подъёма благосостояния там не наблюдалось. Обогащались только элиты, вовремя сумевшие приватизировать бывшую социалистическую собственность. Исторический оптимизм там, а потом и не только там, начал уступать место пессимизму. Теперь надежду во все большей степени люди возлагали на «сильных мужчин», при взгляде на которые утихают медведи и столбенеют козероги.

И если сравнить удельный вес (по численности населения) государств, находящихся в ситуации демократического регресса, со странами, люди в которых живут при расширении пространства свободы и демократии, то мы увидим, что первые, во второй раз, начиная с 2016 года, превалируют над вторыми. Причем превалирование это уже приобрело однозначный характер, вышедший за пределы статистической погрешности.

Читайте также  Российский фотограф Валерий Мельников: «Далянь под проливным дождем – это большая удача!» (Sina, Китай)

Интересно и другое обстоятельство: процесс «автократизации» в наши дни наблюдается не только в бедных странах с сокращающимся населением. Об этом нам говорят эксперты из Университета г. Гётеборг. В эту же категорию стран, находящихся в ситуации «автократизации», переходят, например, совсем недавно еще «самая большая демократия мира» Индия при премьер-министре Наренде Моди, Бразилия под руководством Мишела Темера, и даже в какой-то степени США при Дональде Трампе, не говоря уже о России при президенте Владимире Путине. Тем самым «автократизация» охватила как Азию, так и Европу с Америкой.

«Гибридные режимы»

Типичными признаками «гибридных» автократических режимов, существующих вроде бы при формальном наличии всех демократических институтов, являются подавление свободы, например, свободы собраний, цензура в СМИ, запугивание и репрессии в отношении оппозиции. Тем самым, пытаясь выяснить, что же такое «автократизация», мы должны будем сделать вывод, что это процесс, который ведет к возникновению «гибридного» режима, сочетающего в себе как демократические принципы, так и авторитарные тенденции в области организации управления страной и в сфере выстраивания диалога власти и общества.

Если верить годовому отчёту проекта V-DEM, то в 2017 году самой большой опасности в мире подвергалась свобода выражения собственного мнения. Под давлением находится и свобода собраний — недавние разгоны демонстраций в России тому яркий пример. При этом, и это довольно-таки удивительно, страдает и свобода научных исследований.

В рамках «автократического» возникновения гибридного политического режима нового поколения последовательному демонтажу подвергаются инструменты и структуры правового государства. Независимость юстиции и приоритет международно-правовых норм, например, в области охраны прав человека, становятся первыми жертвами этого процесса. И надо ли повторять банальную мысль о том, что без всего этого реальная демократия становится просто невозможной.

Одни только выборы не обеспечивают демократии

С меньшим пессимизмом авторы доклада оценивают развитие и роль собственно выборов как инструмента реализации демократической воли народа. Их качество растёт.

Благодаря международным образовательным программам и мониторинговым механизмам даже самые последние автократы уже поняли, что без проведения выборов в сегодняшнем мире никак не обойтись, что выборы входят в тот минимальный набор элементов гардероба, без которых человека (или страну) просто не допустят в приличное общество. Однако даже идеально-корректно проведённые выборы еще не гарантируют наличия демократических условий.

Конечно, можно ездить в рамках мониторинговых миссий и затем, по возвращении, рассказывать, что стране нужно дать еще времени (сколько? 20 лет? 100?) для того, чтобы постичь все премудрости демократии. Но это все будет от лукавого. Факт остается фактом: демократия — это выборы, плюс гарантии прав человека и собственности, плюс механизмы гражданского контроля и надзора за властью, плюс свобода прессы.

Читайте также  Мы наблюдаем конец свобод

Без всего этого, в самом худшем случае, возникают авторитарные режимы, где власть, используя плебисцитарные механизмы, просто переназначает сама себя, забетонировав вокруг всю политическую площадку и обеспечивая себе формальную легитимность в результате, как правило, безальтернативных, выборов. Формальные демократии с авторитарными владыками во главе государства? Теперь возможно и такое! Но однажды вождь может приказать избавиться от демократического фасада. И мы получим завершение перехода…

…от либеральной демократии к авторитарной диктатуре

В упомянутом докладе эксперты, проанализировав 178 стран, выделили четыре ступени, четыре этапа совершения такого «авторитарного транзита»:

полноценная демократия: здесь есть институт выборов, в наличии развитые гражданские свободы и гарантии прав человека, механизмы привлечения граждан к формированию политической повестки дня и к управлению государством, хорошо развитое гражданского общества, опирающееся на мощный институт репутации, гарантированы частная собственность и режим правового государства. В настоящий момент всем этим критериям отвечают 39 стран мира, их население составляет 14% от общего населения земного шара.

выборные демократии: в этих странах функционируют выборы, но все остальные признаки полноценной либеральной демократии присутствуют только в ограниченном масштабе. Эта группа охватывает 56 стран (с населением в 38% от общего населения планеты).

выборные автократии: в этих странах также проходят выборы, но они играют роль фасадного по своему внешнему виду и плебисцитарного по своей внутренней сути механизма легитимации авторитарной власти в условиях несвободного общества (56 стран, население — 23%).

закрытые автократии: выборы проходят в качестве ничего не значащего и ничего не меняющего события. Свободы и права человека и гражданина не гарантированы, необходимых для демократии структур, таких, как свободная пресса или парламент, свободный, независимый от исполнительной власти, отсутствуют (27 стран, 25% населения).

И если, огрубляя, попытаться разбить все страны мира на демократии и автократии, то мы увидим, что по состоянию на 2017 год в мире демократическими или примерно, более или менее, демократическими, были 95 стран, на которые приходится примерно половина жителей земного шара.

Швейцария — идеал демократии с проблемами

В Европе ситуация в целом выглядит не так уж и плохо. Закрытых автократий по примеру Северной Кореи здесь нет. Россия, Белоруссия, Украина, Босния и Герцеговина, Сербия, Черногория и Косово пока находятся на ступени «выборных автократий». Тоже самое относится и к Турции, стране в особой ситуации между Западом и Востоком. Разные страны, увы, показывают в тенденции в разные направления: еще десять лет назад те же Россия, Турция и Украина были выборными демократиями, а сегодня они оказались на ступень ниже. Этот процесс также является показателем регионально-окрашенной «автократизации».

Читайте также  Предотвращение конфликтов — лучшее лекарство от миграции

Пока электоральными демократиями в Европе остаются Болгария, Румыния, Молдавия, Македония, Хорватия, Словения, Польша и Литва. В эту же категорию за последние десять лет опустилась и Венгрия. Там институты и инструменты либеральной демократии подверглись за отчётный период значительной эрозии. А вот где был достигнут очевидный успех, так это в Албании. В 2017 году она впервые попала в список полноценных демократий. А что там у швейцарцев?

Конфедерация, безусловно, относится к категории полноценных и устойчивых демократий. Только что она отметила 170 лет со дня принятия своей конституции, в которой, тогда как и сегодня, реально гарантированы все основные права и свободы. В списке мировых демократий она находится на четвертой позиции, уступая Норвегии, Швеции и Эстонии. По мнению экспертов проекта V-Dem Швейцария является очевидным лидером по степени вовлеченности граждан в управление страной. Именно за счёт традиций и инструментов прямой демократии Швейцария смогла опередить Уругвай, находящийся на пятом месте.

В тройку лидеров Швейцария, увы, не попала из-за демократических дефицитов на локальном уровне: там не хватает людей, готовых заниматься политикой. Проблемой является и обеспечение в Швейцарии равенства перед законом. В этой категории она занимает «только» 8 место в мире, а все из-за недостаточного привлечения иностранцев к процессам политического управления. Поэтому если где под швейцарской демократией и тикает бомба, то в области натурализации пришлых и в сфере недостаточной устойчивости локальной демократии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подробности на: inosmi.ru



Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*