“Только один тренер в мире может точно сказать, что сыграет на “низ”. Интервью с экс-тренером академии “Краснодара”

О

Автор: Олег Смолеров

Разговор BetonMobile c Евгением Михайловым, после которого вы измените подход к ставкам. Молодой самарский тренер рассказал о принципах подготовки к матчам, тренировочном процессе, причинах перехода на схемы с 3 центральными защитниками и бесполезности продвинутой статистики.

Женя, тебе 25 лет и ты футбольный тренер. Как так получилось?

Я хотел стать футболистом, но в 17 лет понял, что не выйдет. В команду пришел новый тренер, при котором я проиграл конкуренцию и присел на банку. Никого не виню и понимаю, что сам не потянул. Решил закончить и пошел в университет учиться на инженера. С большим уважением отношусь к этой профессии, но сам им быть не хотел, поэтому со 2-го курса потихоньку возвращался в футбол уже в качестве тренера.

Учился по книгам, читал все подряд. Меня часто спрашивают, с чего начать, но я не могу ответить, потому что изучал любые источники, до которых добирался. Тогда же начал тренировать — просто собрал детей и погнал.

Еще учась в университете, начал зарабатывать в футболе достаточно, чтобы остаться надолго. Если ты хороший специалист, здесь можно иметь хорошие деньги. Достаточно хотя бы трудолюбия. После универа я одновременно работал в четырех местах, все они были связаны с футболом, но не все с тренерством.

Где начал получать первые деньги как тренер?

Когда набрался немного опыта, пошел в спортивную школу, но там говорят: “Ты кто такой? У тебя ж ни образования, ни лицензии нет, учишься в техническом вузе!”. Пришлось найти тренера, того самого из-за которого закончил, и взять у него рекомендательное письмо. Это помогло, меня взяли и сказали: “Набирай детей, ищи площадку, вертись как хочешь”. Я и вертелся. Это было в 2012 году.

Потом ты попал в академию “Краснодара”.

В Самаре я поработал года 4 и начал рассылать резюме всем подряд российским клубам. Позвонили из “Краснодара”, им нужны были тренеры, но надо было пройти отбор. По деньгам было некомфортно, ведь ничего не оплачивалось, но я решил, что это шанс и поехал.

Правда, что краснодарская академия — одна из лучших в Европе?

В европейских академиях я не бывал, поэтому сложно судить. В России — да, но, например, академия “Спартака” лучше, возможно, еще “Локомотива”. Сильно сомневаюсь, что краснодарскую академию можно поставить в один ряд с европейскими.

Сейчас ты вернулся в Самару, почему не сложилось в Краснодаре?

Это очень объемный вопрос, и его тяжело уместить в лаконичный ответ. Если обобщить, то у работающих там руководителей человеческие качества близки к нулю. В тренерах там остаются только те, кто сам играл хотя бы на уровне ФНЛ, либо те, кто не имеет своего мнения и поддакивает начальству. Атмосфера там очень хреновая.

Интересное мнение. В СМИ краснодарская академия подается чуть ли не идеальным местом для футбольного развития.

Ты не представляешь, как я был удивлен! Ехал туда с большими надеждами, думал, вот она, новая страница в моей жизни! Проявлю себя, меня оценят — и начну работать в лучшем клубе России. Я притапливал за “Краснодар”, как только он появился, мне нравился частный проект. Но когда сталкиваешься с зазеркальем… это удручает. Особенно на контрасте ожиданий и реальности.

Теперь ты тренируешь в Самаре?

Да. После возвращения поработал немного в частной школе, но быстро ушел оттуда. За 5 лет я не нашел ни одной школы, где все бы нормально функционировало: либо странные руководители, либо нет условий, либо нет денег.

Если хочешь сделать хорошо, сделай сам. Вот я и решил открыть свою школу на базе того, что создал до отъезда. Поле есть, тренирую сам и нанимаю тренеров, параллельно разрабатывая методику. Хочу сделать что-то эффективное, чтобы приносило и прибыль и спортивный результат.

Увлекался ли ты когда-нибудь ставками?

Когда-то пытался ставить, выписывал в тетрадку исходы и коэффициенты, но быстро понял, что это не мое. Мне тяжело предсказывать результаты, и на меня давит большой объем нефутбольных цифр. На ставочный анализ уходит слишком много времени, и мне кажется, что это несовместимо: понимать футбол и понимать ставки, ведь их механика никак не связана. Одно дело, разбираться в футбольных процессах, другое — разбираться в предсказании событий.

Люди, которые смотрят на футбол со стороны, по трансляциям и статистике, могут неправильно воспринимать многие рабочие моменты и неправильно их оценивать. Один из таких моментов — уровень мотивации. Можно ли считать это одним из ключевых параметров при выборе победителя матча?

Думаю, нет. Любой тренер, когда приходит в команду, пытается построить рабочую атмосферу. Чтобы люди, приходя на тренировки, выкладывались по полной программе. Эта атмосфера строится из мелочей. Если в конце сезона тренер позволит команде понизить уровень мотивации и два-три тура играть спустя рукава, то потом ему будет в два раза сложнее вернуть команду к жизни.

Тут все зависит от личности тренера. Если это тренер типа Жозе Моуринью или Валерия Карпина, которые берут харизмой и “накачивают” команду, то немотивированной команда не может быть априори. Но есть и другие тренеры, и другие игроки, которые позволяют себе безответственно подходить к работе — в таких случаях мотивацию можно учесть. Как тренер, я бы не дал команде расслабиться ни на каком отрезке сезона независимо от турнирного положения.

По игрокам чувствуется, что они начинают играть с меньшим желанием, когда турнирная задача решена?

В целом, да. Но это зависит от уровня. Есть те, кто играет не на командный результат, а чтобы продать себя, как игроки в том же ЦСКА. Они пытаются повысить свою трансферную стоимость и засветиться перед скаутами. Взять тех же аутсайдеров АПЛ: пусть ты не мотивирован, но выйдешь, забьешь трешку “МЮ” — и тебя заметят, пригласят в команду лучше. У игроков мотивация может теряться, у тренеров — никогда.

В таком случае игрок со скамейки, которому дали шанс в основе, может за счет мотивации выдать результат лучше?

Не надо переоценивать влияние мотивации на игру. Будь ты хоть трижды мотивирован, если ты тренируешься в дубле, ты не сыграешь лучше игрока основы, потому что он помещен в другую среду, у него гораздо выше уровень противодействия на тренировках. Дублер работает на более низком уровне, выполняет другие упражнения.

В этом плане меня всегда веселят заявления вроде “давайте распустим сборную России и соберем ребят со двора” — звучит очень по-дилетантски.

Но петиция собрала больше миллиона подписей.

Это лишний раз доказывает, что у нас в стране миллион дураков.

Допустим, в последнем туре играли “Оренбург”, борющийся за выживание, и “Ростов”, борющийся за еврокубки, — как понять, у кого мотивация выше?

У обоих была запредельная мотивация, и думаю, что у “Оренбурга” она была повыше. Для игроков “Ростова” еврокубки — это плюс 10 тыс. к зарплате, а игроки “Оренбурга” борются, чтобы их вообще не уволили, потому что вылет из Премьер-лиги — это крах команды. Одно дело бороться за прибавку с 40 тыс. до 50 тыс., другое — за сохранение работы.

Следующий момент, который я считаю незначительным, но который постоянно учитывается — история личных встреч. Классический пример: ЦСКА выиграл у “Спартака” 7 раз подряд, значит, выиграет и 8-й.

Это очень странно, ведь могли поменяться десятки тренеров и футболистов. Это ничего не значащая игра цифрами — не более того.

Если готовишь команду к такому матчу, смотреть на историю игр вообще не будешь?

Только если использовать ее как дополнительную мотивацию: “Они нас столько раз дрючили, давайте-ка покажем им, кто есть кто!”.

Есть ли случаи, когда команды несколько лет играют в одном и том же стиле и такая статистика имеет смысл?

Все зависит от тренера. Тренер — ключевое звено во всех процессах футбольной команды, если у него, конечно, достаточно полномочий, как у Венгера или Конте. Когда тренер приходит, то закладывает определенный стиль игры, и пока он работает, больших отклонений не будет. Могут меняться схемы, но принципы мотивации и тренировочного процесса будут одинаковы.

Пока тренер не сменился, это можно как-то использовать, даже если меняются игроки. В том же “Монако” Рыболовлева при Жардиме система игры остается при потере любых игроков. Опять же, я смотрю не матч “Тоттенхэм” — “Арсенал”, а игру Венгер — Почеттино. Именно от их решений зависит ход матча, а не от названия клуба, болельщиков или погоды на стадионе.

Насколько у тренеров переходящий стиль игры от клуба в клуб? Сильно ли он меняется?

Все зависит от тренера. Есть такие, как Моуринью, которые подстраиваются под футболистов, но никогда не подстраиваются под клуб. Имя клуба и желания болельщиков для него не важны. У него свои принципы работы, от которых он не отходит. Если такой репутации у тренера нет, то он обговаривает с советом директоров и президентом клуба даже мелкие моменты.

В российском футболе очень сильное влияние владельцев команд. Федун говорит: “Вот состав, надо выпустить того-то и того-то, и желательно играть так и вот так, и желательно не с 7 защитниками”. Почему Бердыев не пошел в “Спартак”? Он понимал, что Федун будет влезать в процесс. Тот же Аленичев позволял на себя влиять, у него не хватало репутации. В “Арсенале” он играл, как хотел, а в “Спартаке” пытался играть на результат.

Насколько тренер подстраивает свою игровую и тренировочную модель под игроков?

Есть принципиальные тренеры, как Гвардиола или Бердыев, которые продавливают свою систему игры, но большинство адаптируют процесс под 3-4 футболистов, которых выделяют ключевыми. Такие тренеры пытаются по максимуму использовать сильные качества лучших игроков и компенсировать их недостатки. В наше время тренер, который не будет подстраиваться под игроков, не придет к успеху. Ему просто не дадут времени выстроить свою систему.

Какой стиль ближе тебе?

Вместе с коллегой я написал свою систему игры. Считаю, что у каждого тренера должна быть какая-то идея, чтобы с приходом в новую команду ты сразу показал игрокам, что хочешь видеть. Идея должна быть гибкая, чтобы ее можно было адаптировать к имеющимся кадрам.

Говорят, футболисты плохо воспринимают тактические моменты, особенно длинные занятия. Как с этим бороться?

Сейчас все адекватные тренеры пользуются максимум 15-минутными видео — именно столько футболист может нормально воспринимать информацию. Если команда побеждает, все начинают слушать о тактике с удовольствием, ведь видят реальную пользу. Какого-то явного отторжения ни у кого нет, а если футболист-профессионал видит, что ты можешь улучшить его игру, он будет слушать тебя с открытым ртом.

Жозе Моуринью, приходя в “Интер”, сразу выслал список из 10 пунктов по возможным улучшениям для ключевых игроков. Он делает сильных футболистов еще сильнее, из-за чего те пойдут с ним в огонь и воду.

Зидан сейчас выигрывает в “Реале”, потому что создал атмосферу уверенности в себе. Ни в одном матче сезона “Реал” не поплыл, даже когда “Бавария” давила. У них есть психология победителя. Кроме того на первых тренировках Зидан мог указать на множество мелочей по игровым эпизодам за счет своего огромного опыта. Его сразу стали слушать, ведь понимали, что станут сильнее, будь то Кроос, Модрич или Роналду.

Поговорим о подготовке к матчам. Например, команда в среднем по сезону проводит 37% атак по левому флангу, а в прошедшем матче — вдруг 55%. Почему тренер принимает решение перегружать тот или иной фланг?

Проблема всех аналитиков и людей, анализирующих матчи постфактум, в том, что они видят голые цифры и пытаются делать по ним какие-то выводы, большинство из которых ошибочные. Например, “Зенит” времен Виллаш-Боаша играет против ЦСКА, и португалец говорит Шатову: “У них справа Фернандес поднимается очень высоко и его не успевают страховать, поэтому чаще переводи мяч, не на Халка, а на Данни”. Вот и вся причина перегрузки фланга, никакого волшебства.

Эти решения принимаются непосредственно перед матчем?

Нормальный тренер уже за неделю знает, как будет играть его команда.

К этому я и веду. Значит, аналитик перед матчем тоже может находить подобные слабости и за счет этого предсказывать ход событий в игре.

Предположить можно, но все это — вилами по воде. Сколько людей — столько мнений.

Я не совсем понял: все-таки в чем проблема аналитики постфактум? До этого примера с Шатовым, Данни и Фернандесом можно легко дойти.

Потому что истоки решения тренера могут быть совсем другими. Допустим, ЦСКА играл в еврокубках, а Фернандес еще и ездил в сборную. Понятно, что он не в лучших физических кондициях, поэтому может быть установка давить на фланг и жестко прессинговать, чтобы побыстрее вымотать Марио. А это уже тренерское решение другого типа. Есть же 4 вида подготовки: физическая, тактическая, техническая и психологическая. В любой из этих плоскостей можно одержать победу над соперником.

В подготовке команды есть миллион значащих факторов, и невозможно знать и учитывать все. Аналитики могут делать какие-то выводы, но не нужно выдавать их как истину в последней инстанции, если, конечно, вы не позвонили тренеру и не уточнили все это у него.

Давай конкретизируем. Ты играешь против команды со схемой 4-2-3-1, где левый защитник — очевидно самое слабое звено. Ты будешь перегружать этот фланг?

Если у меня два равнозначных фланга, то, конечно, да. Но когда я работал с командой  2000 года, у меня такого не было — в атаке был сильный перекос в сторону одного края. В таком случае я не буду полностью перестраивать игру, чтобы атаковать этого слабого защитника. Надо ориентироваться на свои преимущества и свой стиль игры, а не на недостатки оппонента, тем более тренер может просто выпустить на фланг другого игрока или перестроить схему.

За час до матча тренеры спокойно предоставляют стартовые составы. Они не боятся экстренных перестроений у противника?

Толковые тренеры готовятся к каждому матчу целую неделю и полностью подстраивают упражнения на тренировках под ближайшую игру. Перед матчем никаких радикальных перестроений быть не может. Это невозможно сделать даже теоретически, ведь игрокам на тренировках уже заложен алгоритм действий на предстоящий матч — словами это уже не перестроишь. Перед матчем работают только мотивационные моменты. Поэтому ни один топ-клуб не выкладывает свои тренировки и никого на них не пускает, ведь именно там куются победы.

Бывают ли случаи, когда тренер дает прямую установку играть на “низ”, т.е. минимизировать количество опасных моментов с той и с другой стороны?

Ни один тренер не знает, как будет проходить матч. Он может что-то предполагать и влиять на решения своих игроков, но что конкретно будет на поле — не знает никто. Выйти на игру с установкой сыграть на ноль может, наверное, только Жозе Моуринью, что он часто и делает. Он умеет строить игру без моментов. Я не знаю других тренеров, которые так играют, да и предполагать такую игру сложно.

Чтобы делать это, надо быть уверенным в своей оборонительной системе и в своих игроках, знать, что ни один из них за 90 минут ни разу не провалится, а такое может быть только с людьми уровня Моуринью. Всего одна ошибка, тебе забивают на первых минутах — и все, план на игру провален, команда не знает, что ей делать. Игроки настроены на сохранение результата, а им надо идти атаковать. На такие риски тренер не пойдет.

Как ты готовишься к матчу против конкретного соперника?

Я был близок к подготовке профессиональных команд, но лично сам полностью не отвечал за подготовку в силу своей молодости. Надо понимать, что в клубах работает уйма аналитиков и используются любые ресурсы, чтобы получить максимум информации о сопернике. У тренера есть куча помощников, у этих помощников есть еще несколько помощников — из общего потока отбирается самое лучшее. Например, тот же Вадим Лукомский, я и мой коллега, с которым мы разрабатываем игровую систему, готовили отчеты одному из помощников Курбана Бердыева.

Что конкретно ты делал?

Составлял отчет по ПСВ. Разобрал полсезона игры команды Филлипа Коку и отправил данные через знакомого в “Ростов”. Таких отчетов было много, желающих подготовить что-то подобное еще больше. Возможно, мой отчет прочитал только помощник, и он даже не дошел до Бердыева.

Я к тому, что в профессиональных командах идет глобальная подготовка с перелопачиванием огромного количества информации. На основе этих данных за неделю до игры выстраивается микроцикл подготовки. Главный тренер выслушивает помощников и аналитический отдел, выделяются сильные и слабые стороны команд, оценивается свое состояние и состояние соперника, определяется ориентировочный состав, изменения в котором могут быть только в случае форс-мажоров, и продумывается подготовка. Например, упражнение: 6 атакующих игроков против 5 защитников с продавливанием определенной зоны.

Как ты относишься к xG-моделям?

Все это выглядит замечательно и интересно ровно до того момента, как это нужно применить на практике. Мне непонятно, как применить xG-модели в тренировочном процессе. Вся суть: нужно отсекать малоэффективные удары из плохих позиций и доводить атаки до ударов из хороших положений. Не навешивать лишний раз, не бить с дальних дистанций и с острых углов. Прямого переноса этого на практику я не вижу. xG-модель позволяет оценить игру, насколько ты был лучше соперника, но она малоинформативна.

Ее заявленная ценность и заключается в том, чтобы правильно оценивать уровень игры команды, не зацикливаясь на счете на табло.

Тактика команды может строиться на том, что у нее хорошая реализация моментов, например, как у Бердыева. Большинство моментов они реализуют, поэтому им необязательно выстраивать сверхсложные атакующие модели. Они полагаются на импровизацию, ждут своих моментов и забивают. Именно поэтому у них проблемы с аутсайдерами, вскрыть оборону которых без выстроенной системы нападения тяжело. xG может применить только президент клуба, чтобы оценить, насколько, например, “Краснодар” Кононова играл лучше или хуже “Краснодара” Шалимова. Что делать с xG-моделью тренеру, я так и не понял.

Ты упомянул, что “Ростов” делает ставку на реализацию, но ведь на длинной дистанции невозможно удерживать завышенную реализацию и тем более делать на это ставку.

Реализация — это свойство игрока. Криштиану Роналду забивает 50 голов за сезон, а Дидье Дрогба — 30. Кто-то реализует моменты лучше, кто-то хуже. Я на своей практике это знаю. Есть игроки, которые здорово играют, находят свободные зоны и многое умеют в атаке, но у них просто не получается забивать, и с этим ничего не сделать. А есть игроки, у которых неакцентированные корявые удары, но мяч постоянно залетает в ворота, пусть даже и четырьмя рикошетами.

Я смотрю на эту ситуацию с точки зрения здравого смысла. Криштиану Роналду, который после каждой тренировки по часу отрабатывает удар с определенной точки, будет реализовывать эти удары лучше подавляющего большинства игроков.

Но разница в голах Роналду и Дрогба может быть основана не на уровне реализации, а на количестве получаемых моментов, т.е. класс форварда оценивается не тем, сколько он забивает, а тем, сколько он находит моментов.

Я с этим согласен. Тот же Майкл Джордан бил очковые рекорды, но у него был еще и наибольший процент промахов. С этими выводами я не спорю, просто отмечаю, что одинаковая реализация всех игроков противоречит здравому смыслу. Где-то неверная трактовка одного из параметров, сама теория не может быть верна, ведь это просто нелогично.

Как я понимаю, ты не особо используешь в работе продвинутую статистику? Тот же Packing?

Продвинутая статистика больше подходит скаутам, которые за счет цифр могут находить недооцененных игроков. Для тренера статистика должна давать одно из двух: либо показывать, чем твоя команда сильнее соперника, либо помогать организовывать упражнения, улучшающие игру. Пока я такой статистики не наблюдаю.

У тебя есть любимая тактическая схема?

Предпочитаю 4-1-4-1 — система с тремя центральными полузащитниками и тремя атакующими игроками. Она наиболее гибкая и легко перестраивается в любые другие схемы. Вообще схемы делятся на цифры только условно, разделение есть только по количеству форвардов (1 или 2), по количеству центральных защитников (2 или 3), по количеству опорников или игроков, которые помогают при выходе из обороны (1 или 2).

Почему в этом году идет массовое засилье схем с 3 ЦЗ? Даже Арсен Венгер сделал ее базовой на финише сезона.

Тут все очевидно. Схема с тремя центральными защитниками компенсирует главный недостаток схемы с 4 защитниками — уязвимость зоны между крайним и центральным защитником. Эта уязвимость известна с начала века, и любой достойный атакующий игрок до автоматизма знает, как ее использовать. Схема с тремя центральными защитниками укрепляет полуфланг и решает эту проблему, а еще помогает против ложной девятки. Центрбек может спокойно выбрасываться за нападающим, зная, что будет подстраховка.

Если это очевидно с начала века, почему массовый переход на 3 центральных защитника происходит только сейчас?

Во-первых, изначально это чисто итальянская схема. Во-вторых, вопрос вкуса. Многим тренерам не хочется терять одного атакующего игрока, к тому же латерали зачастую не успевают в должной мере поддерживать атаки. С другой стороны вскрытие зоны между крайним и центральным при схеме с 4 защитниками уже настолько отработано, что тренеры мирятся с предубеждениями и спокойно переходят на 3 ЦЗ.

Тогда заглянем в будущее. Какой следующий этап развития футбольной тактики?

Сложный вопрос. Мое мнение, что в ближайшее время в моду войдут футболисты с идеальным дальним пасом, как Хаби Алонсо, Поль Погба или Пол Скоулз, способные перемещать игру с одного фланга на другой с минимальными потерями темпа атаки. Любая оборона все равно сохраняет компактность и перемещается на фланг с мячом. Перевод мяча на другой фланг через короткий пас занимает больше времени, чем при одной длинной передаче.

Тебе надо переиграть классические 3-4-3 Конте, выигравшие АПЛ. Что будешь делать?

Пока не изобрели прямых инструментов для вскрытия обороны Конте, которая выстраивается 5-4-1. Есть только общие мысли. Нужно создавать изоляции в опасных зонах для игроков с хорошим дриблингом, которые могут обыграть 1 в 1. Хорошо выстроенные оборонительные схемы вскрываются за счет индивидуального мастерства, и влияние хороших дриблеров уже сейчас хорошо заметно. У того же “Арсенала” в атаке многое держится на индивидуальных действиях Санчеса.

Интервью с тактическим аналитиком Eurosport: «Бердыев сильнее Спаллетти»

Все Интервью

Подробности на: betonmobile.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*