Топ-менеджер БК «Лига Ставок»: «20% наших клиентов в плюсе. Это удивительная цифра»

О

Автор: Олег Смолеров

BetonMobile пообщался с заместителем генерального директора по трейдингу БК «Лига Ставок» Максимом Афанасьевым и узнал много интересного о порезках, марже, формировании линии и борьбе с недобросовестными бетторами.

Максим, в начале сезона «Лига Ставок» стала генеральным партнером РФПЛ, чем значительно повысила свои рекламные мощности. Как это отразилось на объеме ставок? Ощущается прирост игроков и увеличение интереса к вашей конторе?

Мы тесно сотрудничаем с РФПЛ c 2010 года. Сейчас наше партнерство вышло на принципиально новый уровень. Давать точные оценки ещё рано, но многие показатели по российскому футболу растут. Сейчас РФПЛ — самая популярная футбольной лига и по объему ставок, и по количеству клиентов. В прошлом сезоне лидерство было за АПЛ с отрывом более чем в 30%. В этом все иначе — в среднем тур РФПЛ собирает на 20% больше ставок, чем АПЛ.

Была только одна неделя, когда на английский чемпионат поставили больше. Тогда был 5-й тур АПЛ и 10-й тур РФПЛ с переносом матча «Зенит» — «Уфа» на понедельник. Получилось, что в Англии за календарную неделю отыграли 11 матчей, а в России — только 7, но даже в такой ситуации АПЛ опередила РФПЛ совсем незначительно. А вот по аудитории разницы почти нет.

Отмечу, что здесь речь идет именно о национальных чемпионатах. Лига чемпионов, Лига Европы, чемпионаты мира и Европы — это совершенно другой уровень по объему ставок. В среднем объем ставок на один матч Лиги Чемпионов превышает объем ставок на РФПЛ почти в 3 раза, аудитория выше в 1,6 раз.

После нового контракта о сотрудничестве с РФПЛ у вас в линии появилось много долгосрочных, статистических и эксклюзивных ставок на российский чемпионат. Насколько они популярны?

Надо понимать, что есть 6 видов спорта, которые закрывают почти 98% всего объема ставок — футбол, теннис, хоккей, волейбол, баскетбол и настольный теннис. По типам ставок разнообразия тоже нет. 1Х2, тоталы, форы, двойной шанс и «обе забьют» в футболе составляют 80% всего объема ставок.

Эксклюзивные ставки выглядят красиво и нам очень интересны, но с точки зрения бизнеса они неэффективны. Скорее это история про пиар и попытка попробовать себя в новой линии, но в России такие ставки только начинают набирать популярность.

В Европе дела с этим обстоят гораздо лучше. Есть контора Paddy Power — законодатель мод по всяким необычным штучкам. У Sky Bet, например, есть аккаунт в «Твиттере», где они предлагают клиентам придумать свое пари, а потом дают коэффициенты. Нечто подобное мы делаем через свою группу «ВКонтакте» и журнал «Главная Ставка». Любой желающий может подать запрос на создание оригинальной линии, и уже сейчас это достаточно активно работает — многое из того, что вы видите в эксклюзивной линии, было запрошено нашими читателями.

Как происходит формирование коэффициентов на эти нестандартные ставки? Ведь их аналогов в других конторах нет.

Это работа нашего штата аналитиков, в котором сейчас порядка 100 человек. Есть четкое разделение обязанностей и по видам спорта, и по лигам. В том числе есть аналитик по РФПЛ, у которого максимальный уровень экспертизы в нашем чемпионате. Такие люди и обрабатывают запросы на эксклюзивные ставки и выдают коэффициенты.

При таком большом штате аналитиков вы формируете линию сами или все-таки ориентируетесь на лидеров индустрии?

Существует мировая линия, отражающая ситуацию на рынке ставок, и на сегодня, даже если наше мнение сильно отличается от рыночного, нам приходится придерживаться значений, близких к рыночным. Сейчас стратегия, когда вы полагаетесь на мнение какого-то одного аналитика, уже не работает. Существенно отклониться от рынка тяжело, потому что всегда возникают негативные последствия. Отклонился от рынка — попал в арбитражную ситуацию. В эксклюзивных пари мы основываемся только на мнении аналитика, и здесь у него появляется шанс раскрыться, ведь аналогов у таких ставок нет.

Раз вы следуете за мировой линией, то чем занимаются эти самые 100 аналитиков?

Лет 6-7 назад букмекерские линии были гораздо уже, и 30-40 событий в лайве казались чем-то запредельным. Сейчас же никого не удивят и 200 матчей в лайве. В доматче тем более — у нас в линии одномоментно присутствует несколько тысяч событий. Вместе с количеством событий повысился и уровень автоматизации, у нас появились помощники для формирования линии, но за всем этим нужно следить.

Аналитики как раз этим и занимаются: контролируют движение коэффициентов и отвечают за риск-менеджмент. Хоть мы и не практикуем серьезные отклонения от рынка, но небольшие подвижки в коэффициентах себе позволяем. Кроме того, мы дополняем линию своими маркетами, которые формируются вручную и которых нет в стандартных пакетах.

Насколько сильно вы взаимодействуете с другими легальными российскими БК? В том числе по теме арбитражных ситуаций.

Прямого взаимодействия в этом плане нет, но мы пользуемся теми же сервисами, что и вилочники, которые показывают возникшие арбитражные ситуации с кем-либо из участников рынка. Иногда мы намеренно провоцируем арбитражную ситуацию, чтобы привлечь средства на тот или иной исход — это как раз тот самый риск-менеджмент, но такое случается редко. В большинстве случаев, как только мы попадаем в арбитражную ситуацию, мы пытаемся как можно быстрее из нее выйти.

Как раз поэтому вилковать становится все сложнее и сложнее?

По большому счету вилочники — это спекулянты, но я нормально к этому отношусь, ведь ставки — это рынок, а на рынке всегда есть спекулянты. Согласен, что на сегодня заниматься арбитражем сложнее, но это все еще возможно, например, в том же киберспорте, где букмекеры еще не набили руку и где нет устоявшихся трейдинговых моделей.

А что по договорным матчам? Насколько плотно взаимодействуете по ним с другими БК, лигами и, например, компанией FederBet?

Тут все-таки нужно разграничить понятия «договорной матч» и «подозрительный матч», мы склоняемся ко второму варианту. Букмекер не может обоснованно заявить, что матч именно договорной, мы можем только отследить подозрительную активность.

Официально никаких договоренностей у нас нет, но мы открыты к любому сотрудничеству по этой теме и общаемся и обмениваемся информацией со многими участниками букмекерского рынка и компаниями, не только с FederBet.

Каков алгоритм выявления договорных матчей?

У нас колоссальный объем данных по предыдущим годам, и мы знаем примерные объемы ставок, среднюю величину ставки и количество клиентов под те или иные лиги и виды спорта. Есть исходы, на которые нормально видеть объем ставок в несколько миллионов, а где-то и 100 тыс. уже слишком много.

Матч становится подозрительным, когда появляется несвойственный объем ставок. В 90% случаев они идут на маловероятный исход — это подозрительно, ведь если взять классическое распределение ставок, то порядка 70-80% всегда идут на фаворитный исход. Если мы видим крупную ставку на непопулярный исход, да еще и от клиента, который только зарегистрировался — мы берем событие на заметку. В ППС такие случаи отследить еще проще, по камерам часто видно, как к постоянным клиентам подходят с просьбами поставить на что-нибудь.

Совокупность этих факторов указывает на то, что с матчем что-то не так. Обычно мы закрываем прием ставок на событие либо существенно снижаем максимальную сумму ставки. Далее связываемся с другими БК.

А с кем конкретно взаимодействуете?

Это внутренняя кухня, поэтому о конкретных взаимодействиях рассказать не могу, но отмечу, что практически все букмекеры, работающие на российском рынке, общаются друг с другом. У меня есть личные контакты с европейскими БК, но это не всегда актуально.

Например, я общаюсь с представителями итальянской конторы, и у них часто наблюдаются подозрительные матчи в низших лигах, но у нас нет прогрузов на те же события. Видимо, не доходит информация. Поэтому для нас важнее тесный контакт с участниками того же рынка — российского и СНГ.

Если в вашей конторе пойдет подозрительный прогруз, то вы просто снимите событие с линии. А что сделаете, если получите информацию о прогрузе от других контор, но у вас подобной активности не будет?

Коммуникация происходит следующим образом: мы замечаем подозрительную активность, даем об этом информацию другим участникам рынка и ждем отклик. Если у них тот же исход не прогружается, то мы считаем это ложной тревогой и ничего не предпринимаем.

Договорняки организуются, чтобы заработать деньги, но одна контора не даст много поставить на непопулярный маркет, поэтому приходится разносить по разным БК. И если мы видим одинаковые прогрузы, то имеем все основания считать матч подозрительным. Если же сигнал поступает только от одной компании, а все остальные молчат, то это не повод сразу снимать событие с линии.

Некоторое влияние на прогрузы оказывают и так называемые капперы, которые создают странички «ВКонтакте» и красивые сайты, позиционируют себя как всезнающие аналитики и предлагают купить их услуги за деньги. Конечно же, ничего они не знают, и прибегать к их услугам я бы не советовал. Альманаха спортивных ставок нет ни у кого, а единственный способ гарантированного заработка — это вилки, ну или договорные матчи, если вам удастся их организовать.

Но это если речь о гарантированном успехе. Выигрывать можно и без этого. Букмекерская компания — это не казино, здесь люди все-таки могут победить. Вот вам статистика: в БК «Лига Ставок» каждый пятый клиент в плюсе. 20% наших игроков зарабатывают на ставках. Это данные наших последних исследований.

Все эти истории про порезки счетов и о том, что букмекерские компании не дают выигрывать — это неправда. Порезки касаются только тех аккаунтов, на которых были арбитражные ситуации или подозрительная активность . Есть еще «опережальщики» или «кнопочники», которые играют в лайве со спортивных площадок на опережение событий и ставят прямо перед голом до обновления линии. Это история не про аналитику, и мы классифицируем это как мошенничество. Их деятельность на корню обрезает весь смысл букмекерства, который заключается в том, что ни игроки, ни букмекеры не знают, как закончится событие.

Для вас идеальная ситуация, когда вы соревнуетесь с клиентами в точности оценки вероятности того или иного исхода?

Да, когда мы предлагаем коэффициент, а клиент решает, готов ли он поставить по нему или нет. В этом плане интересны области, где наша экспертиза ограничена. Опять же, киберспорт, где у нас недостаточно опыта, поэтому те, кто разбираются в киберспорте, сейчас могут на этом неплохо заработать.

Многие букмекерские компании ограничивают клиентов только потому, что те удачно играют. Я считаю, что это неправильный подход. Если клиент выигрывает, это не значит, что он плохой, и с ним надо расставаться. Но вопрос в способах его выигрыша: если это нечестные методы, описанные выше, то порезка, конечно, будет.

Если клиент играет честно, то может рассчитывать, что в БК «Лига Ставок» ему не порежут лимиты до 100 рублей?

До 100 рублей точно нет. Сейчас наша минимальная порезка — 1000 рублей. Во-первых, мы крайне не любим арбитраж — это спекулянты, я абсолютно хорошо отношусь к этим людям, они занимаются интересным делом, но для нашего бизнеса это плачевная история, поэтому мы вынуждены применять к ним санкции. Во-вторых, мы не сотрудничаем с клиентами, которые делают ставки на подозрительные матчи, и такие аккаунты не режутся — мы связываемся с клиентом и объясняем ему, что у нас в компании он ставить больше не сможет.

В-третьих, мы боремся с клиентами, играющими на опережение. В топовых футбольных матчах зазора почти нет, но если поехать на волейбольную игру первой-второй лиги, то будет преимущество по отношению к нашей лайв-линии где-то на одну подачу. Мы считаем это мошенничеством и также расстаемся с такими клиентами.

Еще есть клиенты, работающие по смолмаркетам. Если мы видим, что клиент обладает очень глубокими познаниями в какой-то лиге, и его экспертиза гораздо точнее нашей, мы можем снизить ему максимальную ставку. Это будет не порезка до минимума, а уменьшение максимума где-то на 30-50%, чтобы снизить наши риски. Мы не будем блокировать аккаунт такого клиента и тем более не будем замораживать его средства — такого в нашей практике нет, но снижение ставки вполне может быть. Это очень редкая история, и она относится только к узкоспециализированным лигам. Ранее я отметил, что 20% наших клиентов находится в плюсе, при этом менее 0,1% наших клиентов сталкиваются с какими-либо ограничениями.

Можно какой-то актуальный пример?

Например, в категории ITF очень низкого рейтинга есть несколько российских теннисистов, о которых кто-то явно обладает гораздо большей информацией, чем мы. Речь не о подозрительных матчах, тут вопрос в лучших познаниях — о травмах, о состоянии спортсмена, о его возможностях. Ведь бывают случаи, когда посреди турнира у теннисиста появляется возможность полететь на более статусное соревнование, и на следующую игру он выходит без должного желания побеждать.

В низших волейбольных и баскетбольных лигах есть подобная история. Зачастую успехи команды зависят от одного-двух игроков, и знание о травме кого-то из них помогает выбрать удачную ставку. Смолмаркеты помогают БК зарабатывать, но в общей массе их влияние незначительно, поэтому держать профильных аналитиков по некоторым из них невыгодно для бизнеса.  Экономически нам даже выгоднее проиграть тем, кто обладает более высоким уровнем экспертизы, чем увеличивать штат аналитиков под смолмаркеты.

Клиентам, у которых преимущество над нами на смолмаркетах, мы предлагаем играть со сниженными, например, на 50% лимитами, и большинство соглашается и продолжает играть. Мы никому не запрещаем ставить. Другое дело, когда они начинают открывать второй-третий аккаунт, тогда уж приходится расставаться и с ними, ведь это нарушение правил.

Все это не касается топовых турниров. В них можно играть сколько угодно и ставить столько, сколько хочется, и если вас порезали или случилось что-то еще, то смело пишите — мы все исправим.

Звучит здраво и гораздо лучше, чем обычно пишут в отзывах о порезке счетов.

80% этих отзывов пишут клиенты, которые попались на арбитраже, еще 10% — те, кто участвовал в ставках на подозрительные события, причем никто из них никогда это не признает. Я не говорю, что мы не ошибаемся. Иногда мы принимаем неправильные решения — все мы люди. Бывали случаи, когда клиент к нам обращался, мы проводили дополнительную проверку и возвращали лимиты к прежним значениям, но такое случается нечасто.

Уточним. Допустим, есть игрок, который играет в лайве на бигмаркетах по какой-то своей стратегии, например, по тоталам, и в какой-то определенный момент регулярно забирает завышенный коэффициент. Вы видите, что на дистанции в 1000 ставок он играет в хороший плюс. Как вы поступите? Наступит ли какой-то момент, когда вы решите, что пора его приостановить?

Никаких проблем у такого клиента не будет. Он входит как раз в те 20%, о которых я упоминал выше. Прошлый сезон Лиги чемпионов у нас был минусовой, мы понесли убытки в 100 миллионов рублей. А это главный турнир, который есть у букмекеров. Резонно предположить, что много клиентов заработали, так что нам теперь, всех их ограничить? Дистанционно ограничение таких игроков неправильно, хотя я знаю, что такая практика есть. Сам факт, что клиент выигрывает, — это абсолютно нормально.

Тогда давайте уточним без имен, какую сумму с одного аккаунта смог выиграть клиент БК «Лига Ставок»?

В феврале прошлого года один из наших клиентов выиграл с нескольких экспрессов на Лигу чемпионов 28,5 млн рублей. Если говорить о топ-5 клиентов с наибольшим профитом, то картина выглядит следующим образом:

  • 28,5 млн
  • 7,5 млн
  • 5 млн
  • 4,5 млн
  • 3,5 млн
  • В зависимости от видов спорта и лиг у вас закладывается разная маржа, причем разница может быть весьма значительной. Как рассчитываются эти цифры?

    Первый компонент — уровень нашей экспертизы. Там, где мы слабее, маржинальность будет выше, там, где линия наиболее качественная и малоподвижная, она будет ниже.

    Есть якорные турниры, например, топовый футбол, где мы выставляем максимально низкую маржу — 4-5%. По остальным видам спорта мы пытаемся не переваливать за планку 7-8%.

    Опять же, если конкуренты снизят маржу до 2-3%, то будем вынуждены сделать то же самое, хотя мы не сторонники такой агрессивной политики. Для нашего бизнеса есть много дополнительных факторов, и дело не в жадности и желании заработать больше денег. У нас большая ритейл-сеть, и при ее наличии расходная часть гораздо выше. Если вы компания Bwin (классная компания, но она присутствует только в онлайн), то вам не надо обслуживать сотни объектов. Есть аренда, несколько тысяч кассиров — все это расходы, и чтобы покрывать их, мы закладываем дополнительные проценты в маржинальность.

    Но клиенту выгоднее ставить там, где коэффициент выше.

    Для среднестатистического клиента вряд ли сильно важно поставить в одной конторе за 2,25 или в другой за 2,2, а разница у нас примерно такая, зато делать ставки у нас гораздо приятнее. Объективно по уровню комфорта наши клубы одни из самых лучших и качественных. Это не просто место, где стоит два стула и непонятные мониторы.

    Мы регулярно приглашаем звезд — олимпийская чемпионка Каролина Севастьянова, Мария Орзул, Роман Нагучев. Евгений Савин каждый тур РФПЛ ездит по городам России и участвует в наших ивентах. Мы постоянно проводим конкурсы и позволяем нашим клиентам общаться со звездами. Для бизнеса все это затратно, так что высокая комиссия — это не потому, что мы жадные. У нас могут быть чуть меньше коэффициенты, но придите к нам на ивенты — мы вас накормим-напоим, вы посмотрите матч с комментарием Евгения Савина, а потом еще ответите на вопросы и выиграете денежные призы. Где-то убыло — где-то прибыло.

    Иногда в вашей линии проскакивают интересные ситуации. Самая яркая, которая мне запомнилась, это один из матчей финальной серии НБА между «Кливлендом» и «Голден Стэйт», когда на одни и те же исходы стояли разные коэффициенты, причем эти исходы еще и можно было поставить в экспресс и получить умноженный коэффициент.

    Что касается экспресса, то вряд ли он у вас все-таки был бы принят, хотя проверить это уже не удастся. Если произошел сбой и ставка все-таки была принята, то будет рассчитан только один исход с большим коэффициентом.

    Мы стремимся к высокому уровню автоматизации процессов, но еще далеки от идеальной работы по этому направлению. Элемент ручного труда остается, а минимальное изменение настроек может привести к серьезным изменениям линии. На большом массиве данных нелегко учесть все пересечения. Например, могут быть разные коэффициенты на счет 0:0, тотал меньше 0,5 и на то, что обе команды не забьют, но это скорее репутационная проблема, а для игроков ничего страшного в этом нет, ведь они могут выбрать наибольший коэффициент.

    Если говорить не только о букмекерстве, а в общем, то никакой контракт не даст 100% выполнения задачи. Всегда закладывается погрешность. Те поставщики, с которыми мы работаем, могут давать 1%, могут 2%. Сейчас мы освещаем около 30 тысяч событий в месяц, и если среди них будет даже 100 событий, где появятся подобные неточности, на общую картину это не особо повлияет.

    Если в такой ситуации кому-то удастся оформить арбитраж прямо по вашей линии, как вы поступите?

    Мы примем эти ставки, никаких отмен или возвратов не будет. Все, что вы заработали, пусть даже арбитражем, — это ваши деньги. Но если вы играете только арбитражными ставками и никак иначе, то мы перестанем с вами работать.

    Как организован ваш лайв? Насколько высоко влияние на линию человека, который за ним следит?

    Сейчас порядка 85% наших лайв-событий полностью автоматизированы. Есть только подразделение, которое следит за подозрительными ситуациями и оценивает наши риски, но на ход трейдинга оно никак не влияет.

    Программа анализирует статистику и на ее основе автоматически регулирует линию?

    Да, совершенно верно. Оставшиеся 15% — это те маркеты, где еще нет модели, которая бы удовлетворила наши нужды. Там мы продолжаем использовать ручной труд, где все зависит от наших аналитиков. Это волейбол и часть хоккея (особенно КХЛ). Здесь мы считаем, что руками пока получается лучше. Математические модели в волейболе несовершенны, да и в хоккее, например, при численном большинстве, модели оценивают вероятности недостаточно точно. Человек в этом плане более гибкий, и эту гибкость заложить в математические модели пока не получается.

    Как думаете, насколько автоматизирован волейбольный и хоккейный лайв в Pinnacle?

    Не могу сказать однозначно, но предполагаю, что у Pinnacle уровень автоматизации максимально высокий. Они стремятся к максимальному обороту, работают с колоссальными денежными потоками и зарабатывают именно на объеме, поэтому логично предположить, что используют минимум ручного труда.

    А что по легальным российским букмекерам? Программы расчета коэффициентов у всех одинаковы?

    Практически у всех свои системы, но есть и готовые коробочные решения. Некоторые компании используют готовое решение от BetConstruct, на которое «натягивают» нужный дизайн. В этом случае держать свой штат аналитиков не нужно — весь процесс отдан на аутсорс.

    «Фонбет», «Марафон», «Бетсити», Tennisi однозначно используют собственные модели. Идея везде одна и та же, но у каждого свои настройки.

    Есть и другой подход — не моделирование, а анализ линий конкурентов. Автоматизированная система мониторит и «скрэйпит» данные других букмекеров, выдает каждому веса и высчитывает средние значения. Таким подходом можно создать колоссальный объем линии, но нужен глубокий мониторинг того, что дают букмекеры всего мира.

    «За 2016 год я заработал больше 2,5 млн». Интервью с крутым русским беттором

    Все Интервью

    Подробности на: betonmobile.ru

    Оставить комментарий

    Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

    *